Внеплановая вакцинация: Минздрав выпустил джинна из бутылки

дата поста24.05.2008  

Всего несколько недель не дожил до последнего школьного звонка краматорский одиннадцатиклассник Антон Т. Где найти нужные слова, чтобы высказать искреннее сочувствие его родителям? Сказать традиционное: Господь раньше времени забирает на небеса только самых лучших? Или повторить мнение чиновников Министерства здравоохранения о том, что внеплановую вакцинацию против кори и краснухи украинцы должны пережить, чтобы защитить Европу от эпидемий кори, потому что кто-то когда-то решил, что эту болезнь надо уничтожить до 2010 года?!

Прививка не принудительная, но обязательная

Трагический случай в Краматорске, конечно, испугал всех, кто согласился на вакцинацию, так же, как и их родителей и рядовых медиков, чьими руками реализуется этот сомнительный проект освобождения Европы от вирусов. Резонанс от трагедии был таким, что на это обратил внимание президент Украины и вызвал на ковер министра здравоохранения.

В Донецкой области — слезы, тревога, руководство же санэпидемслужбы МЗ Украины и представители ВОЗ и ЮНИСЕФ проводят очередной брифинг, на котором убеждают, что все идет по плану, а 14 школьников в Донецкой области госпитализированы только из-за желания врачей перестраховаться. Со временем стало известно, что в больницах уже находятся 68 юношей и девушек, которые почувствовали себя плохо именно после прививки. Наконец вечером министр здравоохранения В.Князевич сообщил: проведение внеплановой вакцинации приостановлено.

Жаль, что поздно. По мнению экспертов, эти события «спалили» министра, поставили крест на всех его планах по реорганизации системы здравоохранения. Доверие утрачено, время — тоже, шансы на поддержку отныне минимальные. Откровенно говоря, нынешнее руководство Министерства здравоохранения имело все шансы выйти сухим из воды — ведь решение о массовой вакцинации принималось задолго до того, как ведомство возглавил В.Князевич. Напомню, старт кампании был назначен ещё на ноябрь 2007 года, но тогда что-то «не срослось», и акцию в который раз отложили на полгода. За это время научные сотрудники и общественные организации сумели привлечь внимание общества к этой проблеме, указали на узкие места кампании, отдавая тем самым козырь в руки министра. К сожалению, тревожные выводы научных сотрудников никого в министерстве не заинтересовали. 23 февраля в эксклюзивном интервью «Зеркалу недели» министр заявил, что «...отменил решения, принуждающие делать эту прививку. И главное — вакцина должна пройти обязательную регистрацию в Украине». Тем не менее буквально через три дня — 27 февраля — Кабинет министров подписал соответствующее решение, которое сразу же бросилась выполнять санэпидемслужба. Да, собственно, эта служба и до того не переставала открыто лоббировать кампанию массовой вакцинации против кори и краснухи вакциной индийского производства.

Из компетентных источников в Министерстве здравоохранения известно, как согласовывались планы: международные организации настаивали на максимальном количестве вакцинаций: они заранее знали, сколько молодежи в возрасте от 15 до 29 лет проживает в том или ином городе или районе. Наши госслужащие, которые априори должны отстаивать прежде всего государственные интересы, легко соглашались и сдавали позиции, а точнее — сдавали нас с вами и наших детей. Доказательств этого — более чем достаточно. Достаточно — для кого? Для нас с вами, для тех, кто хорошо знает, что за словами о защите населения от эпидемии, от инфляции или независимого тестирования, как правило, скрываются чьи-то конкретные интересы. И, к сожалению, совсем недостаточно для тех компетентных органов, которые, в соответствии с законом, должны отстаивать государственную безопасность и, наконец, защищать права граждан именно нашей страны. По-видимому, государственные мужи считают, что 9 миллионов доз живой (!) вакцины против кори и краснухи для 46-миллионного населения Украины ни сегодня, ни в будущем ничем не угрожают. Даже если предположить, что массовой вакцинации все же не будет, — где и как можно безопасно утилизировать это вирусное нашествие? Думаете, страна-производитель обратно примет? Или же выручат ВОЗ вместе с ЮНИСЕФ, подарившие нам этого троянского коня?

Когда-то говорили, что украинцы долго запрягают, зато быстро ездят. В настоящих политических реалиях не мы, а нас запрягают, и не только навязывают нашим детям правила поведения для стран третьего мира, но и влияют на состояние их здоровья. По словам ученых, вакцина, выращенная на клетках другого — азийского — генотипа, не пройдет бесследно для европейцев. Но если бы не трагический случай с краматорским школьником, очевидно, никто из высоких должностных лиц не обратил бы внимания на то, что происходит в стране. Сегодня наконец зашевелились чиновники разных ведомств — создаются комиссии, проводятся десятки совещаний, но ни на одном из них так никто и не услышал четкого ответа: как, на основании чего попала в Украину такая огромная партия вакцины? Заметьте, не лекарств, а именно иммунобиологических препаратов, которые представляют потенциальную опасность и должны четко контролироваться соответствующими службами.

Были ли основания для массовой вакцинации?

Согласитесь, сегодня принципиально важно знать, кто именно выступил инициатором массовой вакцинации. Чиновники МЗ умело уклоняются от ответа: дескать, у ВОЗ и Украины общее видение проблемы.

Правду сказал. Думается, в архиве МЗ ещё хранятся письма-благодарности от представителя ЮНИСЕФ, присланные на имя С.Бережнова, из которых можно узнать, что украинская сторона очень любезно принимает все рекомендации международной организации, а поэтому, в соответствии с предыдущими договоренностями, массовая вакцинация «должна начаться 19 ноября 2007 года». Только на брифинге, когда пауза после вопроса неприлично затянулась, первый заместитель министра Н.Проданчук признал: «Украина обратилась с просьбой о помощи».

Инфекционисты, и среди них академик АМН Украины Жанна Возианова, считают, что, во-первых, ребят необходимо вакцинировать против эпидпаротита, вспышки которого постоянно возникают в армии (осложнения угрожают бесплодием). А во-вторых, данные отечественного мониторинга свидетельствуют, что «серопозитивным к вирусу кори является почти 85% населения Украины, в равной степени в селах и городах. Вакцинальная коррекция нужна не более чем для 15% населения». Это означает, что у подавляющего большинства населения есть иммунитет, выработанный как вследствие плановых прививок в детстве, так и вследствие пережитых вспышек кори. Для нас с вами это означает, что поголовная вакцинация совершенно не нужна. А для производителей вакцины и их друзей?!Не известно, получал ли благодарности Н.Проданчук — в министерстве он работает недавно, но его заместительница Л.Мухарская занимает свою должность уже много лет, поэтому предысторию массовой вакцинации знает хорошо. Ещё с лета прошлого года Л.Мухарская убеждала всех и повсюду, что у нас была большая эпидемия кори в 2006 году — тогда заболело 45 тысяч человек, пятеро из них умерли. Выход один — массовые прививки против кори. А к чему здесь краснуха? — спросите вы. По мнению чиновницы, проводить кампанию дважды сложно, поэтому проще за один раз проколоть всех подряд двухкомпонентной вакциной.

Есть все основания сомневаться в правдивости данных, приведенных санэпидемслужбой, относительно количества больных и умерших от кори в течение 2006 года. У нас сохранились официальные сообщения МЗ того времени: «Уважаемые коллеги, просим Вас не использовать термин «эпидемия» по отношению к эпидемической ситуации заболеваемости корью в Украине. Пресс-служба МЗ официально заявляет, что в Украине, и в частности в г. Киеве, эпидемии кори не наблюдается. Обращаем Ваше внимание, что, по критериям ВОЗ, эпидемией считается ситуация, когда уровень заболеваемости на определенную инфекцию превышает 1% от общего населения определенного региона».

Кто же так точно посчитал десятки тысяч больных, когда даже количество смерти от кори каждый раз называется другое —от четырех до шести человек? Перейти от полного отрицания вспышки кори к выводу об эпидемии было непросто, но чиновники МЗ с этим справились: цифра 45 тысяч, по мнению экспертов, не случайна. Чтобы подогнать данные под стандарт ВОЗ, надо было нарисовать 46 тысяч, которые и составляют 1% населения Украины, — но тогда, хотя и задним числом, надо признавать, что эпидемия действительно была. Пришлось корректировать цифры так, чтобы угодить и вашим, и нашим.

Любимое дело руководства санэпидемслужбы — показывать разноцветные графики, карты и диаграммы, которые должны если не напугать, то по крайней мере пристыдить украинцев: ведь именно от нашей столицы протянулись зловещие стрелки по всему миру, это мы развезли злосчастную корь, стали источником опасности для жителей Европы, Азии и даже заокеанской Америки.

По словам Н.Проданчука, «...сегодня мы не защищены на 95%, а, по эпидпоказателям, защита популяции возможна только в таком случае. Мы не едины в мире с такой ситуацией, — у Японии похожие обстоятельства. Вывод очевиден — нужно делать вакцинацию, и не только с позиции отдельного гражданина, а ради защиты всего нашего населения, всей Европы».

Интересно, почему наша санэпидемслужба решила, что вся Европа, кроме нас, уже освободилась от кори? Неопровержимый авторитет в инфектологии Жанна Возианова утверждает, что «полностью ликвидировать корь ещё невозможно. Когда велись разговоры о ликвидации полиомиелита и других инфекционных болезней, в список попала и корь, но со временем стало ясно — поспешили. Пока что речь идет только о контроле над этим заболеванием. В Украине проводятся плановые вакцинации — но хотя бы раз делался анализ их эффективности? Какой уровень иммунитета остается после очередной прививки? С этого надо начинать».

В Европе — корь, а в Украине — массовые прививки

Подтверждением слов Жанны Ивановны служат данные ВОЗ о том, что вспышки кори были зафиксированы не только у нас, но и в Румынии, Италии, Великобритании, Германии и других европейских странах. Если внимательно проанализировать нашу статистику, то нетрудно заметить, что больше всего больных, кроме столицы, было в пограничных областях — Сумской, Харьковской, Закарпатской. Это очень большой вопрос — мы развозили корь или её привезли к нам. Например, в Дании и Швейцарии гулял вирус генотипа В3, в Румынии — Д4, а Украину и Испанию посетил Д6. Хотя думаю, что этого различия чиновники МЗ просто не заметили. Во время диалога руководства санэпидемслужбы с учеными профессор-иммунолог поинтересовался, какой именно генотип вируса кори содержит индийская вакцина. Заместитель главного государственного санитарного врача переглянулся с руководителем центра иммуннобиологических препаратов, и они дружно улыбнулись: «Корь — не грипп, у неё один вирус!» Стоит ли после этого удивляться, что такие «компетентные» чиновники легко согласились на поставки двухкомпонентной вакцины КК, в то время как иммунологи считают этой большой ошибкой?

— Лишняя иммунизация — лишняя аллергизация, — убеждена профессор Екатерина Гаркава. — И не надо считать, что аллергия — это только внешние проявления: высыпания или покраснения. Не забывайте об анафилактическом шоке, который может окончиться летально. Прежде чем начать массовую вакцинацию взрослого населения, надо хорошо проанализировать календарь прививок. В течение первого года жизни ребенок получает 17 вакцин! Следующие полгода тоже экстремальные — к ним прибавляются ещё четыре вакцины, которые считаются обязательными. Может ли эта атака на иммунную систему обеспечить эффективное её функционирование?

Поскольку вакцину предлагают индийскую, речь идет о популяции не европейской, а азийской, а это означает наличие антигенов, с которыми мы, украинцы, не знакомы. Это может привести к появлению таких аллергических реакций и состояний, которые мы даже предположить не можем. Если известно, что у 85% молодежи есть антитела к вирусу кори, а к вирусу краснухи они есть у 89% молодых женщин репродуктивного возраста, — хотелось бы понять, на основании чего принималось решение о массовой вакцинации молодежи?..»

Думаю, это многим хотелось бы выяснить. У большого числа специалистов возникают сомнения относительно качества индийской вакцины. Основанием для этого служит информация самого производителя о довольно тяжелых осложнениях, проявляющихся после прививок. Настораживает тот факт, что производитель перечисляет намного больше осложнений, чем об этом информируют чиновники МЗ во время разъяснительной кампании. Санэпидемслужба говорит о повышении температуры и отеке в месте введения, в то время как производители называют тромбоцитопению — один случай на 30 тысяч, а также энцефалит и анафилактический шок — один случай на миллион прививок. Наши чиновники, очевидно, считают, что производитель сам на себя наговаривает, ибо, по словам Г.Мойсеевой, директора ГП «Центр иммуннобиологических препаратов», претензий к индийской вакцине нет: «В мире было использовано 40 млн. доз этой вакцины для проведения кампаний массовой иммунизации. У нас есть описанные последствия по всем странам, касающиеся поствакцинальных реакций, есть также данные о проведении массовой иммунизации в Иране, когда были вакцинированы и беременные женщины. Мы сделали анализ данных ВОЗ, содержащиеся в досье на индийскую вакцину: ни одного осложнения не регистрировалось».

Но не радуйтесь тому, что КК вроде бы благополучно использовалась в Центральной и Восточной Европе, в частности и в России. В действительности Россия использует противокоревую вакцину собственного производства и, заботясь о национальной безопасности, не принимает такой гуманитарной помощи. А к Центральной и Восточной Европе руководство Центра иммуннобиологических препаратов, по-видимому, причисляет Албанию, Румынию, Киргизстан, Молдову, Таджикистан, Азербайджан и Иран, где проводились прививки индийской вакциной.

Кстати, в Швейцарии и в Великобритании зафиксированы вспышки кори, не уменьшающиеся ещё с 2006 года, но правительства этих стран не спешат вводить массовую иммунизацию индийской вакциной. И ВОЗ, кстати, почему-то не настаивает. Известно, что в Австрии, Германии и Норвегии, обнаружив корь, решили проконтролировать процесс прививок в школе, но с обязательной проверкой иммунного статуса каждого (!) ребенка. У нас же вакцинацию навязывают абсолютно всем в возрасте от 15 до 29 лет включительно с теми, кто уже переболел, хотя даже студенты-медики знают, что в таком случае вырабатывается пожизненный иммунитет. Вакцина, между прочим, обеспечивает его в лучшем случае на несколько лет, а в худшем он не вырабатывается совсем, как это и произошло со многими юношами и девушками, заразившимися в 2006-м. Кстати, плановые прививки, по отчетам санэпидемслужбы, проходили успешно, и только сейчас Л.Мухарская объясняет, что «...вакцинация тогда проводилась низкоиммунногенными вакцинами, полученными по линии гуманитарной помощи, которые не проходили государственной регистрации в Украине».

Откуда гарантии, что нынешняя «гуманитарка» лучше?!

Фальстарт или тактический прием?

Особое беспокойство вызывает тот факт, что вакцина против краснухи крайне опасна для беременных женщин: европейские производители такого препарата в инструкциях отмечают, что после прививок следует избегать зачатия как минимум три месяца. В инструкции к индийской вакцине этот срок почему-то сокращен до двух месяцев, а в некоторых вариантах перевода на украинский язык было указано всего 28 дней. Такая же непоследовательность и относительно артритов и артралгий, возникающих после прививок: в одних документах — это в 20% случаев, а в других — «незначительное количество».

Напомню, что в марте во время диалога с учеными главный государственный санитарный врач Украины публично пообещал: «Ни одной ампулы препарата не пропущу в Украину, если среди осложнений аж 20% артритов! Первое мое распоряжение — зарегистрировать вакцину в установленном порядке, так, как это делается со всеми другими иммунобиологическими препаратами. Есть ещё несколько производителей, выпускающих аналогичные вакцины, — надо зарегистрировать их в Украине, и если кто-то не хочет делать прививки индийской вакциной, предложенной ВОЗ, у него будет выбор. Хотя последствия и осложнения от вакцинации — не такие уж и большие, как об этом говорят. Это может случиться даже от суши: съел порцию — и возможен анафилактический шок. Но ведь этим не пугают! Правительство приняло решение, что эта акция будет происходить не в апреле, а в течение года. У нас были сложные и напряженные переговоры с ВОЗ и ЮНИСЕФ. Для них было немного странно и непонятно — они это довольно легко сделали в Молдове, в Азербайджане, в Туркменистане, и нигде никаких проблем не возникало. Я им объяснил, что украинское общество демонстрирует достаточно высокий уровень свободы. Сегодня мы не можем воспользоваться тоталитарными методами — 30 лет назад мы бы за месяц это сделали и забыли».

Не совсем, правда, понятно, чем нынешние методы отличаются от тоталитарных. Официальный старт был назначен на 26 мая, но уже 5 мая в Донецкой области стартовала массовая вакцинация. Вскоре подключились Луганская и Полтавская области. Представители санэпидемслужбы Ивано-Франковской области в телеэфире заявили на всю страну, что без прививки ни один выпускник не получит справку для поступления в университет, а крымчане убеждали всех, что к ним завезли вакцину итальянского производства.

Первый раунд выиграли харьковчане, категорически отказавшиеся начинать прививку до официально назначенной даты. А сейчас пусть донетчане подумают: на каком основании они вводили детям незарегистрированную вакцину за три недели до утвержденной даты? Устные указания для прокуратуры не аргумент.

Поствакцинальная немота

По-видимому, преждевременный старт был очень нужен организаторам кампании — кто между праздниками будет разбираться в ситуации? И если бы не трагический случай в Краматорске, никто бы не обратил на это внимания.

Говоря «никто», я имею в виду всех государственных мужей, причастных к здравоохранению, безопасности и правам граждан, а также лидеров политических партий, не обративших никакого внимания на эксперимент, начавшийся в Украине. Молчала Верховная Рада и, в частности, те её комитеты, которые занимаются здравоохранением, семьей, правовыми вопросами. Молчало теневое правительство. Молчали те политики, которые буквально накануне независимого тестирования требовали его отменить, поскольку считали это экспериментом над детьми: что если кто-то плохо себя чувствует, а его заставляют отвечать на вопросы тестов?! Краматорский одиннадцатиклассник успешно пережил тестирование, осенью стал бы студентом технического университета. Но не пережил прививки. Почему же молчали политики, которые так часто по поводу и без оного рвутся защищать маленьких украинцев? Как отвечали на тесты провакцинированные школьники, если температура у некоторых из них повышалась до 39? Краматорск проводил в последний путь 17-летнего Антона, так и не дождавшись адекватной реакции власти. И уже после того как погасли поминальные свечи на девять дней, политиков прорвало — секретарь СНБОУ провозгласила пламенную речь, обвинив в трагедии действующее правительство, вроде бы сама как бывший министр здравоохранения не знает порядка подготовки документов для Кабмина. Сегодня уже ни для кого не секрет, что решение о вакцинальной кампании было принято предыдущим правительством с подачи тогдашних министра здравоохранения и главного государственного санитарного врача.

Уже год продолжаются разговоры о массовых прививках. Кажется, уже все знают, что двукомпонентная вакцина КК нигде не применяется во время плановых прививок, а используется только как гуманитарная помощь для внеплановой вакцинации граждан стран третьего мира. Стоит ли верить тому, что наблюдение за провакцинированными гражданами проводятся во всех отдаленных кишлаках и аулах? Можно ли доверять данным медицины, которая находится в ещё худшем состоянии, чем наша?

Хотелось бы также узнать, кто или что мешает компетентным органам выяснить, почему МЗ грубо нарушает украинское законодательство. Во-первых, в календаре прививок предусмотрены две плановые прививки от кори в детстве, и ни одного слова — о внеплановой во взрослом возрасте. Во-вторых, прививку позволяется делать только зарегистрированными в Украине вакцинами. И в-третьих, незаконное проведение медико-биологических или других опытов над человеком наказывается не только штрафом, но и ограничением свободы и лишением права заниматься определенной деятельностью. Кого интересуют подробности — читайте Закон Украины «О защите населения от инфекционных болезней» (2000 г.) и Уголовный кодекс Украины, в частности статью 142.

Естественно возникает вопрос: кто ответит за преждевременный старт вакцинальной кампании, за то, что почти сотня детей оказалась на больничных койках, наконец, за то, что родители потеряли единственного сына? Хотя, как это не удивительно, на брифинге именно на эти вопросы журналисты услышали мгновенный ответ от Н.Проданчука: «Конечно, правительство!» Пришлось уточнять: «Какое именно — Януковича или Тимошенко?» — «Конечно, Тимошенко, ведь решение было подписано в феврале. А конкретно — должен отвечать министр здравоохранения», — убежден первый его заместитель.

Н.Проданчук несколько раз подчеркивал, что он занимает должность первого заместителя министра только четыре месяца, но забыл при этом, что В.Князевич работает ровно столько же. И не к нему, а к экс-министру В.Гайдаеву и его заместителю С.Бережнову обращались представители ВОЗ, нашедшие аргументы, которые убедили чиновников в необходимости внеплановой вакцинации. К ним же обращались с письмами и ученые Академии медицинских наук, предостерегающие от непродуманных и поспешных шагов, но, по-видимому, их аргументы были менее убедительными.

И в результате индийский производитель вакцин получил супервыгодный заказ. Правда, иногда почему-то называют не девять, а восемь миллионов доз, уверяя, что за все заплатил ЮНИСЕФ: 5 млн. долл. за вакцину и шприцы и 300 тыс. долл. за проведение просветительской работы и агитации.

Нельзя разобраться и с тем, сколько же партий вакцины было завезено в Украину: одни чиновники говорят — 12, другие — 13. Но самое важное то, что никто точно не может сказать, зарегистрирована индийская вакцина в Украине или нет. Н.Проданчук несколько раз повторил, что регистрация состоялась 18 апреля. Но Государственная служба лекарственных средств категорически настаивает, что регистрации не было. Кому верить? И в феврале, и в марте, и в начале апреля санэпидемслужба официально заявляла, что регистрации не было и не будет: «Законодательство предусматривает ввоз незарегистрированных препаратов при определенных обстоятельствах, — поделилась тайной Л.Мухарская. — Планировалось, что вакцина будет ввезена по так называемому одноразовому разрешению».

В Европе не доверяют словам производителя и обычно проводят клинические исследования, к которым привлекают добровольцев. Это долго и дорого, зато помогает отобрать лучшие препараты и избежать трагедий. Во время встречи с учеными Н.Проданчук тоже обещал, что такие исследования будут проведены, но сегодня чиновники настаивают на том, что для Украины вполне достаточно сертификата ВОЗ.

«Почему нет? — иронизирует Вячеслав Костылев, президент ОО «Лига защиты гражданских прав». — Не секрет, что ВОЗ осуществляет свою деятельность благодаря поддержке фармацевтических фирм. ЮНИСЕФ — самый крупный заказчик вакцины в мире — тоже существует за счет благотворительных взносов. Сами заказывают, сами контролируют, сами за это платят. А мы расплачиваемся...»

Как ни старались журналисты, но так и не услышали конкретного ответа: кто ответит за смерть краматорского юноши, кто возместит моральные убытки его родственникам? Ранее чиновницы МЗ уверенно заявляли, что за все последствия будет отвечать фирма-производитель; дескать, все будет так, как в развитых странах. Но юристы квалифицируют это как сознательный обман, поскольку фирма-производитель ни одного соглашения с государством Украина не подписывала — у неё был контракт с ЮНИСЕФ, который, в свою очередь, выполнял заказ ВОЗ. Может ли наше государство предъявить претензии к ВОЗ? Даже теоретически это невозможно — ведь указанная организация передала вакцину как гуманитарную помощь, которую сопроводила собственным сертификатом. Признание факта смерти вследствие прививки подрывает авторитет организации, вызывает недоверие к её системе сертификации и, собственно, и к самой идее «иллюминации кори в Европе до 2010 года».

Чтобы говорить о чьей-либо ответственности, надо сначала доказать, что осложнение или смерть произошли именно после введения злосчастной вакцины. Думаю, нет ни единого шанса это сделать: краматорский случай — яркое тому свидетельство. Непонятно только, что и как будет изучать комиссия, выводы которой будут аж через месяц, — ведь юношу давно похоронили. Говорят, «добрые» люди настойчиво советовали родителями сделать это как можно скорее, о каком уточнении диагноза можно сейчас говорить? По мнению юристов, прокуратура должна была приостановить этот процесс до тех пор, пока не будет проведено расследование всех обстоятельств.

В связи с этим, думаю, многих заинтересует информация из Индии, где недавно во время плановой иммунизации против кори в штате Тамил-Наду умерло четверо маленьких детей: правительство немедленно запретило использование вакцины отечественного производства, приостановило реализацию национальной программы противокоревой иммунизации, а персонал медпунктов отстранил от работы.

Наши врачи откровенно признают: чтобы попасть в поствакцинальную статистику, надо по крайней мере умереть. Правда, это тоже не гарантирует, что трагический факт зафиксируют в документах о прививках: не об этом ли свидетельствует краматорская история? Диагноз уже трижды меняли, и хотя до окончательных выводов далеко, главный государственный санитарный врач Н.Проданчук публично заявил, что смерть школьника не имеет никакого отношения к прививке.

Следовательно, чиновники и не думают отказываться от идеи продолжения массовой вакцинации: не обращая внимания на приказ министра, уже с понедельника киевских студентов снимают с пар и группами отправляют в медпункты и поликлиники.

Ольга СКРИПНИК

Зеркало Недели №19 (698) 24 - 30 мая 2008

Рубрики: Против вакцинации, Украина
Метки: беременные, вакцина, вакцинация, ВОЗ, врачи, здравоохранение, иммунитет, инструкция, Князевич, корь, краснуха, осложнения, отказ, паротит, полио, полиомиелит, прививка, рак, родители, Россия, санитарный врач, смерть, фармацевт, чиновники, эпидемия 
комментарииКомментариев нет

Добавить комментарий