Теория вакцинации: «за» и «против» прививок как два полюса неизвестного

дата поста30.12.2015  

Кадр из фильма Сони Пембертон «Привитые: любовь, страх и вакцины»

Как принять решение: прививать или не прививать ребенка? Врачи (а вслед за ними и родители) разделились на два лагеря – «за» и «против». А самый честный ответ на этот вопрос – «неизвестно»

Но заключение «неизвестно» невозможно принять как удовлетворительное, ведь молодым родителям в любом случае приходится принимать решение, и либо делать прививки ребенку, либо писать от них отказ. А значит, два лагеря справедливее обозначить как «неизвестно, поэтому лучше прививать» и «неизвестно, поэтому лучше не прививать».

Бездоказательное «за»

В 2013 году в Австралии вышел фильм Сони Пембертон «Привитые: любовь, страх и вакцины». Вокруг этой картины о пользе вакцинации, только недавно представленной русскоязычной аудитории, не впервые разгораются дискуссии.

На этот раз – в рамках Фестиваля актуального научного кино ФАНК. Культурно-просветительский центр «Архэ» совместно с Московским педагогическим государственным университетом (МПГУ) организовал просмотр киноработы и пригласил на ее обсуждение врача-педиатра Анну Сонькину-Дорман, врача-терапевта Алексея Водовозова и научного сотрудника отделения вакцинопрофилактики Научного центра здоровья детей Татьяну Гречуху.

Все гости – сторонники вакцинации. Полярную сторону представляли активисты из зала: журналисты, медработники, родители детей, у которых проявились осложнения после прививок.

Фильм «Привитые» рассказывает о вакцинации как о практике, благодаря которой человечеству удалось побороть оспу, практически свести на «нет» чуму, холеру, полиомиелит и в разы снизить количество заболевших туберкулезом, корью, лепрой и многими другими заболеваниями.

Автор картины напоминает, что прототипом прививки от оспы, например, можно считать вариоляцию (намеренное заражение здоровых людей легкой формой болезни путем втирания гнойных пузырьков инфицированных), придуманную еще в VIII веке индусами. Этот метод был эффективным, но часто (один случай из пятидесяти) приводил к летальным исходам.

Только десять веков спустя английский врач Эдуард Дженнер догадался, что для выработки иммунитета против оспы можно использовать бактерии коровьей оспы, которые не приводят к летальному исходу человека, но защищают от оригинальной болезни. Эту практику популяризовал Луи Пастер, чьему авторству принадлежит термин «вакцина».

Снижение активности бактерий, которые на протяжении многих веков уничтожали миллионы людей, сторонники вакцинации называют неопровержимым доказательством пользы прививок. В подтверждение этой теории активисты американского проекта TYCHO приводят данные: с 1924 года в Штатах были предотвращены 103 миллиона случаев заболевания полиомиелитом, краснухой, корью, гепатитом А, свинкой, дифтерией, коклюшем. И 26 миллионов болезней из этого количества пришлись бы на последнее десятилетие, подчеркнул Алексей Водовозов.

Врач также обратил внимание аудитории на тот факт, что на один миллион введенных доз вакцин приходится только одна компенсация. То есть только один человек из миллиона привитых умирает или получает осложнения.

Доподлинно о ходе и развитии эпидемий в случае отсутствия вакцинации на планете, неизвестно. Подсчеты американских специалистов базируются на предположениях.

Бездоказательное «против»

Что такое осложнение после прививки? В законе РФ «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней» от 17.09.1998 № 157-ФЗ (ред. От 31.12.2014, с изм. от 14.12.2015) говорится, что это анафилактический шок, тяжелые аллергические реакции, энцефалит, вакцино-ассоциированный полиомиелит, поражения центральной нервной системы (в том числе судорожный синдром), остеит, остит, остеомиелит или хронический артрит.

Казалось бы, все предельно ясно. Но на практике не совсем так. Например, в фильме «Привитые» рассказывается о несчастном случае в результате прививки: у ребенка проявился синдром Драве. Согласно последним медицинским данным, этот вид эпилепсии – результат генетического нарушения.

Врачи объяснили родителям, что вакцина спровоцировала первый приступ, который в любом случае произошел бы, но, может, чуть позже или при других обстоятельствах. Так ли это – неизвестно, проверить нельзя, а случай в число прививочных «осложнений» не внесен.

В российской соцсети «Вконтакте» есть группа «Я против прививок». В ней состоят больше 13 тысяч человек. В разделе «осложнения после прививок» родители делятся своими бедами: «у нас после прививки началась аллергия», «сын теперь постоянно болеет», «ребенок говорил предложениями, а после прививки стал произносить только несколько звуков», «спустя полгода после серии прививок нам поставили диагноз: аутизм».

В 1998 году доктор Эндрю Вейкфилд первым в медицинском сообществе заговорил о связи прививки от кори, свинки и краснухи (MMR) с аутизмом. Соответствующие данные (на примере 12 детей с диагнозом «аутизм») он опубликовал в медицинском журнале.

Позже его исследование было признано медиками бездоказательным. «Я не могу утверждать, что MMR не вызывает аутизм. Но сотрудники Департамента здравоохранения говорят, что на 100% уверены, будто аутизм не связан с этой прививкой. и это очень меня беспокоит», – признавался доктор позже.

Большинству родителей действительно не удается доказать связь заболеваний и плохого самочувствия их детей с проведенной вакцинацией. А те, кому это все-таки удается, получают от государства положенные по закону 1000 рублей в месяц.

«У нас официальное ПВО (поствакцинальное осложнение – прим. ред.) после АКДС в 1,5 года, – рассказывает Надежда. – Пропала речь. Совсем. Мычал. Все фиксировала в карте, потом беготня, доказывание, что я не дура, в общей сложности год. Дали эту чертову справку, и все. Год получали 1000 рублей от соцзащиты. Потом либо оформлять инвалидность, либо отказ от всех пособий. Я не оформляла. Сейчас (8 лет) речь почти восстановлена, к 10 годам нам обещают полное восстановление. У невролога стоим на учете». И добавляет: «Вы только фамилию мою не указывайте, а то очень много недоброжелателей ЗАпрививочников».

Буфер необмена

Возмущение тех, кто считают вакцинацию необходимой, понятно: привитые дети становятся как бы буфером между инфицированными и теми, кто не привит. При этом о полном уничтожении вируса нельзя говорить именно из-за нестопроцентной вакцинации, считают сторонники прививок. По этой логике, те, кто рискуют ввести антигенный материал своим детям, делают это «за себя и за того парня».

Мифы о постпрививочных осложнениях возникают мгновенно, раздуваются, и их распространение невозможно затормозить, сетуют специалисты. Почему так происходит – очевидно: рассказы о вреде вакцин рождаются из личных историй, в то время как идея необходимости проведения вакцинации опирается на статистику.

Мысль о том, что человечество победило оспу только благодаря прививкам, для понимания гораздо труднее, чем информация о том, что ребенок из соседнего подъезда оказался парализован после введения ему антигена.

«Наш педиатр советует.» – именно так начинает аргументировать свою позицию большинство мам. «Существуют исследования, согласно которым мы знаем, что в России люди доверяют мнению врача больше, чем статьям в интернете, например, – подчеркивает врач Сонькина-Дорман. – И это надо использовать». Как? Убеждая людей прививаться, уверена научный сотрудник отделения вакцинопрофилактики Научного центра здоровья детей Татьяна Гречуха. По ее мнению, самое возмутительное заключается в том, что многие родители начинают поддерживать идею отказа от вакцинации именно после разговора с доктором.

Вероятно, многие из тех, кто отговаривают мам и пап делать прививки, действительно искренне верят в то, что вакцины могут нанести вред подрастающему поколению. Но может быть и так, что врачи боятся взять на себя ответственность за неизученные последствия.

Если прививка вызовет осложнения – педиатр об этом узнает от убитого горем родителя, и хотя по закону врач (в случае если у ребенка не было противопоказаний к препарату) не будет нести ответственность, навряд ли это сотрется из памяти. Если же непривитый ребенок подхватит тот вирус, от которого у него не будет защиты, скорее всего, педиатр останется в неведении: кто знает, когда это произойдет, да и произойдет ли.

«Доказательной медицине всего 30 лет», – напомнил в ходе дискуссии по итогам просмотра фильма «Привитые: любовь, страх и вакцины» Алексей Водовозов. «Мы умеем лечить рак, но не можем справиться с простудой. Это так, и это надо принять», – отметила Сонькина-Дорман.

Пожалуй, нам и правда не стоит забывать, что еще в начале XIX века не существовало анестезии, а молекула ДНК была расшифрована только в середине XX столетия. Медицинский прорыв произошел совсем недавно, и каждый день врачи узнают что-то новое, в том числе о вакцинации.

МАНИНА Дарья

Рубрики: За вакцинацию, Истории из жизни, Против вакцинации
Метки: MMR, АКДС, аутизм, вакцина, врачи, гепатит, дети, ДНК, иммунитет, исследование, коклюш, корь, осложнения, отказ, педиатр, полио, полиомиелит, прививка, рак, ребенку, родители, туберкулез, фильм 
комментарииКомментариев нет

Добавить комментарий