«страшная» история болезни 12

дата поста09.01.2010  

История Двенадцатая и последняя. Ко мне на прием записался молодой человек – 21 года. Из регистратуры сказали, что записывался как-то неуверенно: то ли приду, то ли – не приду. Сказал, что ещё перезвонит. Перезвонил за час до записи и все-таки пришел. Не знаю, что понимает каждый под словами «свободный художник», но именно таким я увидел этого взрослого мальчика. Изысканная небрежность в дорогой одежде, взлохмаченные в меру длинные чистые волосы после свежей стрижки, коротко обрезанные ухоженные ногти после маникюра, приятный мужской парфюм. И… совершенно амимичное лицо. Как маска.

Не глядя в глаза, мой пациент рассказал свою очередную «страшную» историю. Примерно 5 месяцев тому назад он обнаружил у себя справа на шее «опухоль», которая оказалась увеличенной лимфатической железой. Лимфоузел сначала увеличивался в размерах, затем начал уменьшаться. А на каком-то этапе опухоль перестала уменьшаться, уплотнилась и как бы замерла, притаилась. Это новообразование не болело, не мешало. Но спокойная и успешная жизнь на этом закончилась.

Несколько попыток обращения к местным врачам ни к чему определенному не привели. Да, говорили, лимфоузел, да, увеличен. А что и почему – объяснить не могли. Предлагали сделать операцию, провести биопсию, удалить, наконец, это узел. Но что будет дальше – никто не взял на себя ответственность сделать такой прогноз. Молодой человек, полиглот по призванию (свободно говорит нескольких языках) и одаренный программист по образованию, обратился к своим знакомым, которые поддерживали постоянные контакты с украинской диаспорой в Америке. Через общих знакомых ему организовали живую консультацию по телефону с двумя американскими профессорами в области медицины.

Первый консультант, задав все интересующие его вопросы, поставил безжалостный диагноз: «рак лимфоузлов» (по медицинской терминологии - лимфогранулематоз). А второй, более добрый профессор отменил первоначальный диагноз и абсолютно уверенно сказал, что это СПИД. На обследование и лечение предложили приехать в Америку, сказав, что не доверяют украинским анализам. Диаспора обещала оплатить все издержки на обследование и лечение талантливому компьютерному мальчику, которому прочили большое будущее на американской земле обетованной. Ну что после этого было делать в украинских клиниках? Поэтому мне было сказано, что визит ко мне носит, по сути, формальный характер. Поскольку диагноз уже и так ясен. А я ответил, что ладно, мы такое уже слышали. Посмотрим, пощупаем, поговорим хотя бы в конце концов…

Финал Двенадцатой и последней истории. На дотык (на ощупь) увеличенный лимфоузел представлял из себя небольшую плотную горошину, плоскую, как хрусталик глаза, без малейших признаков воспалительных реакций со стороны близлежащих лимфоузлов и окружающих тканей. Такой себе островок старых страстей по средине океана общего полнейшего здоровья (все остальные лимфоузлы, доступные осмотру, оказались не увеличенными, как печень и селезенка), каким и должен быть организм в таком младеческом возрасте.

С учетом нормального общего анализа крови, который у молодого человека оказался на руках, к полному изумлению пациента, которое граничило с эмоциональным (не сердечно-сосудистым!) шоком, я сообщил следующее. На основании клинических данных, которые есть доминантой в диагностике всех болезней (и о чем, к сожалению, давно забыли наши уважаемые американские коллеги, жертвы медицинской технократии и диагностических алгоритмов), увеличенный лимфоузел есть не чем иным как узлом склероза, на месте бывшего лимфатического узла. Узла-защитника, пережившего когда-то воспалительную драму (скорее всего - ангину), которая закончилась для него полной гибелью с замещением лимфоидной ткани соединительной.

По сути – формированием рубца как на месте зажившей раны на коже. Такой лимфоузел-рубец сохраняется у человека на всю жизни, не может больше ни увеличиваться, ни уменьшаться и ни малейшей опасности не представляет. Потому что там уже просто нет лимфатической ткани, которая может злокачественно трансформироваться или реагировать на какие-то инфекции в организме. При лимфогранулематозе события вначале действительно развиваются в одном месте, часто – на шее. Увеличиваются одновременно сразу 5-10 лимфатических узлов, которые образуют целые конгломераты (пакеты) плотных, твердых и малоподвижных, хотя и безболезненных узлов, которые заметны даже со стороны как выступающие из-под кожи гроздья винограда.

А при СПИДе, наоборот, умеренно увеличиваются все группы периферических лимфоузлов, но одновременно: на шее, в паху, подмышкой. А не один узел избирательно на шее. И никаких дополнительных анализов сдавать не нужно. Ни-ка-ких. Диагноз и так ясен: Здоров. Мне показалось, что мне не поверили. Тогда я вспомнил, что лучше одни раз увидеть, чем сто раз услышать. Я подставил молодому человеку свою шею, предложив пощупать такой же точно лимфоузел-рубец и тоже справа, который сформировался у меня в 3 года после перенесенного инфекционного мононуклеоза и с которым я прожил уже более 50 лет. По-видимому, этой последней капли хватило. Пациент сжал мою руку и молча, не говоря ни слова и глядя в глаза, долго тряс её, не отпуская. Он не плакал, нет. Просто слезы тихо текли из его глаз… В регистратуре потом сказали, что пациент вылетел из клиники пулей, не прощаясь, только улыбнувшись и взмахнув на прощание рукой.

vitacell.com.ua

Рубрики: Истории из жизни
Метки: врачи, оспа, рак 
комментарииКомментариев нет

Добавить комментарий