Съезд айболитов

дата поста19.06.2009  

Очень много нерешенных законодательных аспектов в важнейшей для всех детских врачей сфере — вакцинации. В Брюсселе проходил международный педиатрический форум, он был посвящен проблеме борьбы с пневмококковыми инфекциям и их профилактике. Было досадно: представителей нашей великой страны среди докладчиков и участников дискуссий не было. Вот уж действительно за державу обидно. Материал «Российской газеты»

В начале июля впервые в России пройдет Европейский конгресс педиатров. О своем желании участвовать в работе конгресса заявили ведущие педиатры из 80 стран мира. А значит, этот форум выходит за рамки европейского. О том, что волнует детских врачей мира, корреспондент «РГ» беседует с директором НИИ профилактической педиатрии и восстановительного лечения Научного центра здоровья детей РАМН профессором Лейлой Намазовой-Барановой.

Российская газета: Лейла Сеймуровна, вы ученый секретарь предстоящего конгресса. Такой форум собирается в нашей стране впервые?

Лейла Намазова-Баранова: Да. И это очень символично. Именно российские медики предложили девиз конгресса «Восток и Запад. Север и Юг: сбалансированное детское здравоохранение в Европе».

РГ: Так что, только в Европе, или?

Намазова-Баранова: Или. В России — и это признано всеми — была создана уникальная система педиатрического образования и здравоохранения.

Лейла Намазова-Баранова Фото: Савостьянов Сергей

Лейла Намазова-Баранова: Вряд ли можно говорить о том, что где-то нет проблем с охраной здоровья детей.

РГ: Вы сказали «была»

Намазова-Баранова: Еще 245 лет назад именно в нашей стране по указу Екатерины II был создан первый детский госпиталь. При московском императорском воспитательном доме. С него и пошел отсчет системы оказания медицинской помощи детям и подготовки педиатров. И эти традиции удалось сохранить и пронести через все революции, войны, перестройки.

Понимаю, что далеко не все гладко. Не все так, как бы нам хотелось. Но основные принципы удалось отстоять. Более того, в последние два-три года нашей системой охраны здоровья детей стали активно интересоваться и американская академия педиатрии, и китайские коллеги, и Европейская педиатрическая ассоциация, которая объединяет специалистов, работающих с детьми из 47 стран нашего региона. Потому логично, что местом очередного конгресса выбрана Москва. Выбрана единогласно, тайным голосованием, которое прошло два года назад на генеральной ассамблее европейской педиатрической ассоциации.

РГ: И вы считаете, что у нас действительно все прекрасно с охраной здоровья детей?

Намазова-Баранова: Ни в коем случае! Если бы я так считала, то мне надо было бы уходить из педиатрии. Но вряд ли вообще можно говорить о том, что где-то нет проблем с охраной здоровья детей. Они есть даже в самых благополучных странах. Дело в другом — в целях и задачах, которые ставит перед собой педиатрическая служба.

Общеизвестно, что в нашей стране смертность превышает рождаемость. Но — хочу это особо подчеркнуть — младенческая смертность продолжала снижаться даже в самые тяжелые годы социальных потрясений. И в этом заслуга системы российской педиатрической службы. Хотя есть в педиатрии проблемы, которые тревожат всех коллег независимо от того, в какой стране они живут. И решать их надо не локально, на каком-то одном участке, а сообща.

Медицина границ не имеет. Педиатрия тем более. Да и как может быть иначе? Приведу простой пример. Современный ребенок не мыслим без компьютера, мобильного телефона. Не случайно то и дело стали появляться жуткие сообщения типа: девочка умерла от переутомления, просидев 25 часов у экрана компьютера. Возможно такое? Конечно. Причем где угодно. А значит, мы имеем дело с новым классом болезней. Их можно назвать болезнями цивилизации. Но от этого, как говорится, не легче. Надо дать рекомендации, как их лечить.

РГ: Пойти по пути строгих регламентаций? Сколько без ущерба для здоровья сидеть у компьютера, говорить по мобильнику.

Намазова-Баранова: Можно. Но это должно основываться на результатах научных исследований: какими должны быть экраны компьютеров для детей того или иного возраста, сколько времени тот или иной ребенок может проводить перед ним. Как правильно чередовать зрительную нагрузку, физическую и так далее. И эти «простые вопросы» на повестке дня конгресса. Надо научиться жить, не растеряв здоровье в новом компьютеризированном мире.

РГ: Сказать легко. Но представьте себе: педиатр в глубинке компьютером не всегда владеет. Когда он получал образование, о них вовсе не знали. Что он посоветует родителям ребенка, самому ребенку?

Намазова-Баранова: Вопрос очень серьезный. Да, теоретически мы знаем, что врач обязан всю жизнь учиться. Даже теперь есть такой термин «непрерывное медицинское образование». Для того чтобы быть в курсе последних новостей в своей области, практикующий врач должен ежедневно прочитывать 19 (!) серьезных медицинских статей.

Должен. Но мы не идеалисты. Прекрасно понимаем, в реальной клинической практике это совершенно недостижимо. Поэтому проблемы современного педиатрического образования — тема, пожалуй, одна из самых актуальных на предстоящем форуме. В ее обсуждении примут участие не только медики, но и педагоги, и представители законодательной и исполнительной власти.

РГ: Потому что не решены многие вопросы законодательства в этой области?

Намазова-Баранова: Конечно. Очень много нерешенных именно законодательных аспектов, в частности, в важнейшей для всех детских врачей сфере — вакцинации.

РГ: Недавно вернулась с международного педиатрического форума в Брюсселе, который был посвящен проблеме борьбы с пневмококковыми инфекциям и их профилактике. Там выступали с докладами, участвовали в обсуждениях представители разных стран. Приводили, на мой взгляд, очень убедительные доводы в пользу необходимости вакцинации против этих инфекций. В 32 странах прививки против пневмококка введены в национальный календарь прививок. Причем не только для младенцев, но и для взрослых. Например, в США прививают не просто тех, кому за 60 лет, но и всех курильщиков трудоспособного возраста. Среди них смертность от пневмококковой инфекции чрезвычайно высока. Было досадно: представителей нашей великой страны среди докладчиков и участников дискуссий там не было. Они лишь присутствовали.

Намазова-Баранова: Вот уж действительно за державу обидно. Вспомним опять-таки историю: Екатерина II в присутствии своих царедворцев заставляла делать себе и членам своей семьи прививку против оспы. На собственном примере заставляя поверить жителей страны в необходимость и безопасность вакцинации.

РГ: У нас тоже есть национальный календарь прививок.

Намазова-Баранова: Есть. Но уж очень бедный этот самый календарь. В него входят лишь 10 из 28 возможных вакцинаций. Современные календари вакцинаций в большинстве стран включают 15-17 позиций. И пневмококк, который ежегодно в мире уносит около миллиона детских жизней, в наш календарь не входит.

Вот узнали, что наша страна решила выделить 80 миллионов долларов в течение 10 лет на вакцинацию детей в развивающихся странах. И у отечественных педиатров появилась надежда, что и на расширение вакцинальных программ российских детей деньги тоже найдутся.

Вакцинация — очень важное, порой единственное средство предотвращения болезней. Это самая эффективная профилактическая технология. Несколько заседаний на конгрессе посвящено именно этим проблемам.

РГ: Но у широкой вакцинации немало противников. Вот сейчас вдруг заговорили о том, что прививки, сделанные в 60-х годах прошлого века от полиомиелита, заразили миллионы людей геном обезьян.

Намазова-Баранова: Ваш пример мне напоминает гравюру XVIII века, на которой изображена вакцинация людей против оспы. Напомню ее сюжет. У людей, которым сделана прививка, на теле начинают вырастать коровьи головы. Потому что люди знали: вакцину получили, используя, так сказать, материал из коров. Вот и представлялось невежам, что, сделав прививку, человек начинает превращаться в корову. Как видите, современные противники вакцин недалеко ушли от старых мифов. Хочу успокоить всех: вакцинируясь, мы в обезьян не превратимся. В животных люди превращаются тогда, когда ведут скотский образ жизни.

РГ: Между прочим, я очень хорошо помню ту панику, которая возникла из-за эпидемии полиомиелита в шестидесятых годах. И если честно, то мне не совсем понятно, почему сейчас забыли, что великий российский вирусолог Чумаков тогда создал вакцину против полиомиелита, которая и спасла мир.

Намазова-Баранова: Знаю, что японцы до сих пор искренне благодарны России за спасение от страшной эпидемии. Мы гордимся своими соотечественниками, создавшими уникальные препараты. Ведь производство вакцин — важная составляющая национальной безопасности страны. Однако к чувству гордости невольно примешивается горечь: сегодня Россия не располагает собственным производством многих вакцин. Эту ситуацию необходимо срочно менять.

РГ: Так, может, именно потому, что своего производства нет, у нас такой скудный национальный календарь прививок?

Намазова-Баранова: Мы очень рассчитываем, что важность вакцинальной темы на нашем конгрессе, присутствие на нем лучших представителей мировой педиатрии, Всемирной организации здравоохранения, Европейского медицинского агентства, отечественных руководителей здравоохранения, представителей законодательной власти помогут решить и эту ситуацию. Знаете, какие слова есть в гимне педиатров России? «Пусть белый голубь пронесет благую весть по всей России. Земля спасенье обретет в лице твоем, Педиатрия». Лучше не скажешь.

Ирина КРАСНОПОЛЬСКАЯ

Рубрики: За вакцинацию, интервью
Метки: вакцина, вакцинация, здравоохранение, педиатр, полио, полиомиелит, прививка, рак, ребенку, Россия, смертность 
комментарииКомментариев нет

Добавить комментарий