Памяти Антона Тищенко, или Кто ответит за смертельный эксперимент? (Часть 4, окончание)

дата поста25.05.2018  Автор:

Часть 3 читайте здесь

Смерть Антона, которая произошла 13 мая 2008 года, взорвала ситуацию. Если раньше “КаКа” был исключительно проблемой узкого круга специалистов, то после трагедии в Краматорске на поверхность начали всплывать все детали и обстоятельства. Масштабная вакцинация, с таким трудом “продавленная” ВОЗ и ЮНИСЕФ и назначенная на 26 мая, оказалась под угрозой срыва.

Уже на следующий день Минздрав официально заявил, что смерть Антона не связана с качеством вакцины. Мол, на неё есть сертификат ВОЗ, и быть такого не может, чтобы от неё кто-то умер. И вообще, вакцины этого индийского производителя применяются в 140 странах, включая США. Судя по всему, Минздрав говорил о ветеринарных препаратах: ни одна вакцина индийского производства допущена к применению на людях в Соединенных Штатах не была.

Главным аргументом министерства стало то, что все дети, которые были привиты из той же десятидозной ампулы, остались живы, и поэтому вакцина не виновата. Такая популярная “аргументация” вызывает разве что горькую улыбку. С тем же успехом можно заявлять: “В тот день из пистолета сделали десять выстрелов, а погиб только один человек, поэтому смерть - просто совпадение”.

Однако это не помогло: прокуратура запретила использовать партию вакцины, которая была в Краматорске. Минздрав дал указание временно прекратить прививки. Следом категорически против “КаКи” выступил Совет национальной безопасности и обороны. Наконец, 20 мая 2008 года вмешалась Генпрокуратура, которая дала Минздраву предписание приостановить кампанию.

29 мая 2008 года возбудили ещё одно уголовное дело - в связи с нарушениями со стороны чиновников министерства.

Следователи установили, что 13 февраля 2008 года первый заместитель министра, главный государственный санитарный врач Украины Проданчук дал письменное указание немедленно зарегистрировать индийскую вакцину. Через две недели он получил ответ, что вакцина не зарегистрирована и не может быть зарегистрирована без документации, в том числе протоколов лабораторных исследований и клинических испытаний. Поэтому 3 апреля Проданчук подписал разовое разрешение на ввоз девяти миллионов доз (брали с запасом) незарегистрированной вакцины, которую тут же направили по областям для использования.

30 мая Николая Проданчука взяли под стражу по подозрению в превышении власти с тяжкими последствиями.

В воздухе отчетливо запахло жареным. Неуютно почувствовал себя не только замминистра, но и многие тогдашние и бывшие чиновники. Проданчук и его шеф, министр Князевич, находились на своих должностях всего четыре месяца, а основные переговоры по КаКе происходили в 2007 году. Так, ещё в апреле 2007 года предшественник Проданчука, бывший замминистра Сергей Бережнов, направил в ЮНИСЕФ письмо, в котором пообещал ввезти вакцину без регистрации по разовому разрешению - что, собственно, и было сделано руками Проданчука.

Безусловно, было о чем беспокоиться и Людмиле Мухарской. Чиновник с огромным опытом, она была заместителем и у Бережнова, и у Проданчука. На памятном круглом столе в “Зеркале недели” в начале марта она заявила: “Планировалось, что она [вакцина] будет ввезена по так называемому одноразовому разрешению. Я не говорю, хорошо это или плохо, — просто существует такая норма”.

Да, такая норма действительно существовала. Статья 17 Закона Украины “О лекарственных средствах” допускала ввоз незарегистрированных лекарств как гуманитарной помощи, но только в экстренных случаях - при стихийных бедствиях, катастрофах и эпидемиях. Никакой эпидемии кори в 2008 году не было и в помине: заболеваемость по сравнению с предыдущими годами снизилась в десятки раз, во всей стране зафиксировали всего 48 случаев.

Кроме того, обязательным условием ввоза лекарств по разовому разрешению является регистрация и использование в стране, откуда их привезли. Однако “КаКу” не применяют в Индии. Двухкомпонентная вакцина не вписывается в национальные календари прививок (ВОЗ рекомендует применять трехкомпонентные - против кори, паротита и краснухи), её продают только для международных гуманитарных программ в беднейших стран мира. На сайте производителя, Serum Institute of India LTD, эта вакцина числится в разделе “Exported Products”. То есть ввозить “КаКу” в Украину нельзя даже во время эпидемии.

В любом случае получается, что ввоз незарегистрированной детской вакцины для проведении массовых прививок взрослым по разовому разрешению был предрешен ещё при прошлом руководстве. В феврале 2008 года Проданчук ещё пытался “трепыхаться” и требовал от подчиненных провести регистрацию. Но зарегистрировать такую вакцину с такими показателями качества и без документов невозможно в принципе, и никто не стал брать на себя ответственность. Проданчук знал о недопустимо высокой реактогенности “КаКи” и там же, на круглом столе, обещал сделать все, “чтобы ни одна ампула к нам не попала”. И несмотря на это поставил свою подпись под разрешением.

Уже на следующий день после задержания заместителя министра на сайте Минздрава был опубликовано открытое письмо Виктору Ющенко от коллектива института экогигиены и токсикологии имени Л.Медведя, который многие годы возглавлял Проданчук. 218 сотрудников сообщили, что “продолжают верить в приоритетность права, законности и справедливости”, и попросили Президента незаконно вмешаться в следствие, чтобы вернуть Проданчука на должность директора института.

Впрочем, сидел Проданчук недолго: через 72 часа после задержания бывший замминистра вышел на свободу под подписку о невыезде.

4 июня заместитель министра здравоохранения Юрченко, комментируя расследование смерти Антона, сообщил: «Все материалы изъяты в больнице, они находятся у следователей. С ними занимаются судебно-медицинские эксперты. Мы ожидаем заключения судмедэкспертизы, чтобы объявить окончательный диагноз».

Вскрытие провели днем 13 мая. Комиссия с участием судмедэксперта Бурова, главного детского инфекциониста области профессора Бобровицкой, главного педиатра Краматорска Беличенко и других специалистов не обнаружила в тканях микоплазмы, менингококков, диплококков, вирусов гриппа, парагриппа, РС-вирусов, рота-, адено- и энтеровирусов.Посмертный диагноз был сформулирован так: “Отек головного мозга, ДВС-синдром, идиопатическая тромбоцитопеническая пурпура. Состояние после профилактической прививки против кори и краснухи”. Отметим, что вся линия защиты инициаторов “КаКи” (ВОЗ, ЮНИСЕФ и МОЗ) строится на том, что причиной смерти Антона была не прививка, а менингококковая инфекция.

Для окончательного доказательства вины Проданчука следствие должно было установить не только факт незаконности ввоза вакцины, но и наличие связи между прививкой и смертью Тищенко. Для этого были назначены дополнительные экспертизы, заключения по которым можно найти на сайте Верховной Рады Украины по адресу: http://w1.c1.rada.gov.ua/pls/zweb2/webproc34?id=&pf3511=32958&pf35401=127413

8 августа 2008 года была проведена первая дополнительная экспертиза. Комиссию собрали весьма авторитетную, в неё вошли: академик Юрий Антипкин (педиатр), доктор наук Виктор Мариевский (эпидемиолог), профессор Владимир Бебешко (гематолог), профессор Тамара Задорожная (детский патологоанатом), профессор Владимир Мишалов (судмедэксперт), доктор наук Сергей Федорченко (инфекционист), доктор наук Олег Шадрин (педиатр), доктор наук Елена Кучер (детский гематолог), доктор наук Игорь Никольский (иммунолог), кандидат наук Ольга Голубовская (инфекционист), кандидат наук Татьяна Радыш (детский иммунолог), кандидат наук Галина Скибан (педиатр).

Предупрежденные об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения и разглашение данных досудебного следствия, эксперты пришли к однозначным выводам:

«Между смертью Тищенко А.В. и проведенной ему вакцинации против кори и краснухи серии ZA-26-Х, производства Serum Institute of India LTD, Индия, имеется прямая причинно-следственная связь. [...] Всесторонний анализ, проведенный членами комиссии, свидетельствует об отсутствии при жизни подростка Тищенко А.В., 17 лет, какого-либо конкретного острого или хронического соматического заболевания или инфекционной патологии, приведших к быстрому летальному исходу».

Поясняя причины смерти, эксперты сделали такие выводы: «... У подростка Тищенко А.В. установлен шок неклассифицированный ..., развившийся на фоне и в результате прививки против кори (третьей по счету) и краснухи, а также стресса – физической нагрузки на пути преодоления 5 км для выполнения флюорографии. [...] С позиции современных научных данных в основе развития указанного шока лежат сложные иммунологические процессы, возникшие в организме подростка в ответ на введенную вакцину».

Вторую дополнительную экспертизу провели доктор наук Виктор Мариевский, доктор наук Александр Васильев, кандидат наук Ольга Голубовская, кандидат наук Игорь Маричев и доктор наук Елена Полищук. Они должны была дать ответ на вопросы о целесообразности, обоснованности и законности “КаКи” - дополнительной вакцинации против кори и краснухи.

Эксперты пришли к выводу, что основания для дополнительной иммунизации в Украине были. Но тех, кто переболел, и тех, кто получил две прививки, вакцинировать было нельзя. То есть - по заключению экспертов, Антон Тищенко не должен был получить третью дозу вакцины. Кроме того, эксперты констатировали ряд других нарушений и назвали чиновников, ответственных за то, что “КаКу” в нарушение законов ввезли в Украину: главгоссанврач Николай Проданчук, председатель Госслужбы лекарственных средств Алексей Соловьев и директор ГП “Центр иммунобиологических препаратов” Анна Моисеева.

Окончательную точку в деле о “КаКе” должно было поставить судебное решение. 30 октября 2008 года глава СБУ заявил, что Проданчук является уже не подозреваемым, а обвиняемым. То есть — следствие закончено, и вскоре материалы будут переданы в суд. Стало понятно, что оглашение в открытом заседании всех обстоятельств дела станет катастрофой для репутации инициаторов “КаКи” - международных организаций.

Чиновники Минздрава, которые раньше обещали дождаться заключения судмедэкспертизы, начали усердно делать вид, что этих заключений не существует (и успешно делают это до сих пор). Уже 5 ноября эксперт (программный менеджер) ВОЗ Дина Пфайфер, а вслед за ней и другие заинтересованные лица из ЮНИСЕФ и МОЗ начали озвучивать свою версию: прививка не виновата, Антон умер от септического шока из-за молниеносной реакции организма на сильнейшее бактериальное заражение крови. И вообще мальчик был болезненным и мог умереть в любой момент.

На основании каких данных были сделаны такие выводы, сказать трудно: материалы уголовного дела, где находились все документы и вещдоки, были им недоступны.

Одновременно продолжалось юридическое противодействие. Адвокаты Проданчука долго, упорно и безрезультатно обжаловали решение о возбуждении уголовного дела. Судебные разбирательства по этому поводу тянулись больше двух лет и закончились отказом.

К сожалению, на этом судьба уголовного дела обрывается. По неизвестной мне причине в суд оно так и не попало.

Остался открытым вопрос: можно ли считать доказанным, что Антон Тищенко умер из-за вакцинации? С одной стороны, есть заключение судебно-медицинской экспертизы, проведенной в рамках уголовного дела. С другой стороны, нет приговора суда, в котором была бы установлена окончательная истина по этому делу.

В этом вопросе нам помогли разобраться адвокаты Проданчука. В мае 2009 года они подали заявление о преступлении, якобы совершенном шестью экспертами. По их мнению, Виктор Мариевский, Александр Васильев, Ольга Голубовская, Игорь Маричев и Елена Полищук сделали в своем заключении заведомо неправдивые выводы (а это ст. 384 УК - до пяти лет).

Это заявление отклонили: 7 мая 2009 года - старший следователь по особо важным делам Генпрокуратуры, 13 августа 2009 года - Печерский районный суд, 16 сентября 2009 года - Апелляционный суд города Киева и, наконец, 20 января 2011 года - Верховный суд Украины. А это значит, что этот вопрос рассматривали все украинские юридические инстанции, которые пришли к окончательному выводу: данных, которые бы свидетельствовали о некомпетентности экспертов, о несоблюдении требований закона, а также оснований для оценки заключения как заведомо неправдивого - нет.

Чиновники Минздрава не стали продолжать вакцинацию. Запасы “КаКи” уничтожили в 2009 году.

Тема прививок в течение многих лет оставалась в центре внимания СМИ. За десять лет произошло немало скандалов, которые стоили должностей нескольким министрам и их заместителям.

За эти годы украинские дети страдали то от вакцины “Тетракт-ХИБ”, которая получила прозвище “вакцина-убийца”, то от датской БЦЖ, которая покалечила тысячи малышей, то от украинской вакцины от гепатита В, смерти после которой происходили с мрачным постоянством. Естественно, Минздрав никогда не признавал связь между прививкой и смертью - вакцины у нас волшебные, тяжелые осложнения регистрируют во всем мире, но только не в Украине.

С 2009 года начались хронические перебои с поставками вакцин - тендеры регулярно срывались. Родительские форумы заполонили вопросы “где купить вакцину”. Привозили примерно половину от потребности, соответственно упали и проценты охвата. Минздрав обвинял в этом не себя, а родителей, которые якобы отказывались от прививок якобы в силу собственного невежества, и местных коммерсантов, которые наживались на госзакупках.

В результате покупку лекарств сейчас проводят через международные организации. ЮНИСЕФ за определенный процент поставляет в Украину все вакцины для плановых прививок. Благодаря решительному переходу на индийские препараты в многодозовых упаковках удалось получить колоссальную экономию бюджетных средств. И.о. министра Ульяна Супрун уверяет, что нынешние вакцины самые безопасные в мире и применяются в том числе у неё на родине, в США. Врет, конечно - на самом деле в Соединенных Штатах использование завезенных в Украину вакцин на живых людях по-прежнему не допускается.

Николай Проданчук продолжил работать директором института имени Медведя. Согласно декларации за 2016 год он получил там зарплату в сумме 2 миллиона 760 тысяч гривен, что стало неплохой прибавкой к пенсии. В 2017 году в институте начала работать его супруга. За прошлый год она получила там 5 миллионов 370 тысяч, а за первые два месяца нынешнего года её зарплата на этом государственном предприятии составила 2 миллиона 241 тысячу гривен, или примерно сорок тысяч долларов в месяц.

Николая Проданчука можно поздравить: недавно истек десятилетний срок давности после событий 2008 года, и привлечь к ответственности по статье 365 ч.3 УК его уже не смогут. Однако если рассматривать то, что происходило, как незаконное испытание вакцины по указанию международных организаций, о чем в свое время вполне прозрачно намекал сам Проданчук, то речь может идти о государственной измене, срок давности по которой составляет 15 лет.

Вот только Антона, к сожалению, уже не вернуть.

Рубрики: Истории из жизни, Против вакцинации, Украина
Метки: БЦЖ, вакцина, вакцинация, вирус, ВОЗ, гепатит, дети, Индия, КаКа, Князевич, МОЗ, осложнения, отказ, паротит, педиатр, прививка, рак, санитарный врач, смерть, чиновники, эпидемия 
комментарииКомментариев нет

Добавить комментарий