Осиновый кол в ж…пу коронабесия

дата поста10.02.2022  

Именно так, будь я романтиком, охарактеризовал бы «Конвой свободы» – протестную акцию канадского гражданского общества против ковид-фашизма. Для немногих людей, способных здраво смотреть на вещи, ковидобесие должно было стать окончательным крахом мифа о западной демократии. Под демократией в данном случае имею не форму правления, а социальный миф, лежащий в основе того, что считается западным миропорядком, ценностный её каркас. Но если ковидобесие – слишком растянутый во времени процесс, чтобы осознать всю глубину трансформации некогда либеральных обществ к фашизму, то «Конвой свободы» в форме марша дальнобойщиков и примкнувших к ним граждан к столице Канады городу Оттаве, а так же реакция на него властей стали слишком красноречивы, чтобы продолжать жить в либеральном маня-мирке.

Первое, что бросилось в глаза – реакция «свободных» СМИ. Оказывается, что нет на благославенном Западе никаких свободных СМИ. Есть медиакорпорации, которые е…ут мозг тупому обывателю гораздо более жестко, чем Кисель-ТВ в Раше или лукавидение в Бульбастане. Цензура, как выяснилось, работает очень даже эффективно. Канадский телеэфир вдруг заполонили «люди из народа», которые озвучивают «просьбы трудящихся» обуздать разгул экстремистов и прочих антипрививочников. Ничего не напоминает? Естественно, что участникам «маргинальных беспорядков» слова никто не давал. Они имеют возможность коммуницировать с обществом через соцсети, но, боюсь, это лишь до поры, до времени, пока технологии социальной инженерии не подтянутся до уровня, на котором возможно осуществление тотального контроля.

И вообще, слово «массовое» применительно к протестному движению пропаганда использовать не желает. Вот когда по Минску бродили 100 тысяч несогласных с усатым дуче, то картинка «массовых протестов» висела в эфире неполживых телеканалов 24 часа в сутки. Мол, посмотрите, какая там ужасная диктатура, власть не желает слышать народ, нарушает права человека. Просто а-я-яй! И те же самые телеканалы почему-то не замечают 1,5 миллиона протестующих в Оттаве, все население которой чуть меньше миллиона. Они видят «кучку маргиналов-антиваксеров», которые пытаются испортить жизнь добропорядочным горожанам, бибикая у них под окнами. А то, что в стране происходит не только самая массовая акция протеста за всю историю Канады, но и одна из самых крупных манифестаций за всю историю человечества – это «свободные» СМИ замечать не желают.

Может быть, демократически избранная власть ведет себя более ответственно по отношению к народу, чем режим Лукашенко? Как бы не так! Премьер Джастин Трюдо сдриснул из столицы в неизвестном направлении, проукарекав что-то в том духе, что не намерен разговаривать с бунтовщиками, потому что они представляют ничтожное меньшинство. А если они не успокоятся, то с ними разберется армия! Ахуэнно демократично – барин не пожелал якшаться с чернью, да ещё пригрозил кнутом!

Правовое государство так же продемонстрировало себя во всей красе. Собранные в пользу протестующих 10 миллионов долларов на платформе GoFundMe администрация решила дальнобойщикам не давать. Почему? А по кочану! Якобы у экспертов возникли подозрения, что финансирование поступает из-за рубежа. А вы думали, это только в путинском концлагере Росфинмониторинг может без суда блокировать счета «иноагентов»? Оказывается, зловредная заграница гадит не только Путину.

Полиция, разумеется, всячески пыталась блокировать движение конвоя. Но как ты заблокируешь движение сотен траков? Да и практического смысла в этом нет. Если бы полиция исполнила приказ, вместе с «Конвоем свободы» встала бы вообще вся дорожная сеть страны. Вместо этого полицаи попытались перекрыть поставки топлива (есть видео, как они изымают три тонны топлива из лагеря дальнобойщиков) и продовольствия протестующим. Да, да, власти не придумали ничего умнее, чем заморить их голодом. И, главное, никаких ассоциаций с Освенцимом, правда? План был хорош, но невыполним, потому что провизию дальнобоям стали приносить простые обыватели. Дошло до того, что полицаи, пытаясь дискредитировать протестующих, запрещают им собирать и вывозить мусор.

Чтобы демократический режим Трюдо совсем стал похож на лукашенковский, власти решили собрать митинг в свою поддержку. Судя по всему, нагнать на него массовку власть не смогла, иначе бы GOOGLE что-нибудь об этом знал. Следующий шаг – сбор данных о «нарушителях»: власти Канады объявили, что намерены выявить и покарать всех участников протестов. Компания по массовой выписке штрафов уже началась.

Почему вообще рвануло именно в Канаде? Задним числом это можно легко объяснить тем, что в стране введен особо беспощадный ковидо-террор: принудительное шприцевание, запреты всего и вся, концлагеря для изоляции «несознательных граждан», один из которых участники «Конвоя свободы» разнесли в пух и прах. Но на самом деле это не объясняет ничего. Более того, немного зная о том, насколько канадцы дисциплинированные и зашуганные терпилы, я меньше всего ждал взрыва недовольства именно там. Да и суровый январь – не самое комфортное время для уличных манифестаций. Но феноменальный успех «Конвоя свободы» ещё раз проиллюстрировал закон принципиальной непредсказуемости социальной динамики, который я рассматривал в посте о природе январского протеста в Казахстане.

22 января протестная акция дальнобойщиков стартовала в заштатном городке Принс-Руперте на тихоокеанском побережье страны. Если провести аналогии с РФ – это, как если бы трактористы из развалившегося колхоза в Хабаровском крае затеяли протестный автопробег до Москвы. Вот только эти несколько десятков маргиналов получили беспрецедентную поддержку. Уже на следующий день колонна дальнобойщиков в 500 машин выехала из Ванкувера. Далее случился эффект снежного кома. По мере приближения к столице колонна протестующих всё больше обрастала мясом, превратившись в 70-километровый поток, сносящий все на своем пути. В итоге Оттава была буквально затоплена восставшими. Правительство бежало.

Сейчас ведутся яростные споры о том, представляет «Конвой свободы» большинство из 38 миллионов канадцев, или это яркое выступление активного, но всё же меньшинства. Подобная постановка вопроса некорректна. Вершит историю всегда активное меньшинство. А ширнармассы присоединяются к нему в тот момент, когда меньшинству удается, во-первых, добиться впечатляющего успеха, во-вторых, создать иллюзию, что их большинство. Это тот самый случай, когда казаться важнее, чем быть. Именно это производит перелом в общественных настроениях и вчерашние коронабесы и лоялисты неожиданно для самих себя оказываются в первых рядах борьбы с ковидным террором и требуют отставки правительства, за которое они сами же голосовали в сентябре прошлого года.

Это очень эффектная иллюстрация принципа фальсификации предпочтений, сформулированного профессором Тимуром Кураном. Я ранее подробно разжёвывал его: люди приспосабливают свой выбор к тому, что кажется им социально приемлемым, стремятся быть «как все». Куран называет это явление «фальсификацией предпочтений» и объясняет его феноменом социального доказательства, когда индивид непроизвольно копирует действия других людей, пытаясь вести себя «правильно» в нестандартной ситуации, а «правильность» его выбора доказывается тем, что так поступают окружающие. Проще говоря, возникает стадный эффект, причем за образец для подражания принимается поведенческий паттерн, возникший случайным образом. То есть всегда существует непредопределенность выбора, который сделает стадо.

«Демократическая» элита думает, что надежно контролирует стадо, эффективно фабрикуя массовые предпочтения с помощью медиа-индустрии. И вдруг происходит неожиданный сбой, триггером которого стала инициатива нескольких дальнобойщиков из Принс-Руперта. Разрыв между реальными и навязанными предпочтениями стал таким огромным, что ковидный консенсус лопнул с оглушительным пуком. Ещё вчера затерроризированные медийным террором люди добровольно выстраивались в очередь на шприцевание и искренне одобряли закручивание гаек канадским правительством. Сегодня они не менее искренне протестуют против лишения себя гражданских прав и выступают за смену правительства.

И вопрос даже не в том, большинство ли поддерживает «Конвой свободы», или ещё не большинство; больше активных сторонников у протеста, или число активных лоялистов выше? Решающее значение имеет именно социальная динамика. Это то, что категорически не желали понимать белорусские протестуны в августе 2020 г. Собравшись толпой в 250 тысяч тел, они почему-то свято уверовали, что их большинство, а раз так, то они уже победили. На самом деле даже демократические режимы легко противостоят большинству, не говоря уж о фашистских диктатурах. Если толпа собралась, побуянила и разошлась по домам – то такой протест власть будет цинично игнорировать. Да пусть хоть 90% населения на улицу с плакатиками вывалит. Главное – чтоб они с этих улиц поскорее ушли. В этой ситуации любой вопрос можно замылить, проблему заболтать, пообещать золотые горы, но через месяц, а через месяц «перевернуть страницу» и сделать вид, что никто никому ничего не обещал.

Но если социальная динамика протеста нарастает, то тут уже игнорировать требования общества становится крайне опасно, поскольку социальный или экономический протест в этом случае политизируется и радикализуется, что чревато политическим кризисом и утратой власти. Канадский режим решил сыграть на обострение, взяв курс на циничное игнорирование «Конвоя свободы», в надежде, что протестующие замерзнут, поиздержатся, устанут, выпустят пар недовольства и расползутся по домам, теша себя надеждой, что летом «бахнем ещё мощнее». Это то, что называется выгоранием протеста. Любой протест, не обретший политической субъектности, обречен на выгорание. Власти, конечно, могут пойти на какие-то уступки, но потом легко отыграют назад.

Слабое место «Конвоя свободы» именно в том, что он не получил явной поддержки ни от одной существующей политической структуры. Все парламентские партии, включая официально оппозиционную Консервативную партию, дистанцировались от «деструктивных уличных маргиналов». Правда, лидеру партии Эрину О’Тулу это стоило кресла главы консерваторов, но тут я вижу заурядную драку за высший партийный пост, а вовсе не принципиальную позицию по поводу коронабесного террора. В этом вопросе канадский истеблишмент един – продолжать до победного конца. Но желание продолжать – это одно, а вот возможность это делать, преодолевая сопротивление значительной части общества – совсем иное. И если какая-то из политических партий дрогнет и встанет на сторону народа, единый канадский ковидофашистский фронт может рухнуть. Пока этого не произошло, но шанс на перерастание социального кризиса в политический сохраняется.

Общество показало неплохую способность к самоорганизации, что показывает практика ротации протестующих – пока дежурная смена «держит улицу», другие отдыхают. «Конвой свободы» поддержали предприниматели и нацменьшинства (индейцы), так что расширительная динамика, хоть и не очень выраженная, наблюдается. И, самое главное, если дальнобойщикам удастся блокировать длительное время сообщение с США, то это вызовет острый кризис поставок на потребительском рынке (70% грузоперевозок обеспечивают водители грузовиков), что может заставить правительство капитулировать. Все решится буквально в течении нескольких дней.

Пока власти провинций (введение ковидных ограничений именно в их компетенции) вынуждены сворачивать террор. В Альберте с 9 февраля полностью отменено действие сертификатов по вакцинации. С 14 февраля в регионе ношение масок переводится в добровольный формат для подростков до 14 лет, а с 1 марта обязательное ношение намордника перестает быть обязательным для всех жителей региона. С первого дня весны снимаются ограничения на посещение кафе и ресторанов. В Саскачеване с 14 февраля упраздняются ковид-паспорта, а с марта маски в помещениях можно будет не носить.

«Очевидно, что мы в меньшинстве, и мы проигрываем эту битву», – паникует мэр Оттавы Джим Уотсон. Но проиграть битву не страшно. Прекращать же саму войну правящий режим отнюдь не намерен. Ковидобесие – это мировая война элиты против общества. И откат террора в одной стране мало что решает. Допустим, канадцы даже отменят все ограничения на своей территории. Но ведь те же непроколотые дальнобойщики не смогут пересечь границу с США, потому что ковид-паспорта с них требует американская сторона. Поэтому и победить ковидобесие можно только, как это пафосно провозглашала советская пропаганда, «путем международной солидарности трудящихся, единым фронтом вставших на борьбу с империализмом». То есть, как минимум, американские дальнобойщики должны поддержать своих канадских товарищей, а в идеале, свои «Конвои свободы» нужно сформировать во всех странах на всех континентах.

Сможет ли добиться видимых успехов европейский антиковидобесный протест? Подождем 14 февраля, когда дальнобои из Франции, Испании, Нидерландов, Чехии, Литвы и Италии обещали собраться и погудеть в Брюсселе. Сегодня автопробег по Франции (это Авиньон) выглядел вот как-то так:

Для плеера требуется установить Flash Player

Я настроен не очень оптимистично. Да, возможно, весной мы увидим откат по всем мировым ковидобесным фронтам. Но сдаваться ковидофашисты не намерены, а общество не способно к успешной борьбе не только потому, что остается политически бессубъектным, но, прежде всего потому, что права свои не очень-то ценит. Да, есть стихийное требование «вернуть жизнь в прежнее русло», но требуют люди подобное от тех самых боссов, что прежнюю жизнь уничтожали все эти два года. Это так же глупо, как требовать от волков стать вегетарианцами и перестать кушать мирных овечек.

Давайте лучше попытаемся понять, почему именно в свободном мире Запада произошел катастрофический откат от либерализма к совершенно оголтелому фашизму, почему люди добровольно отказались от политических прав и свобод, которые общество веками выгрызало у государства? Я вижу причину в глобальном ценностном подлоге. У людей есть потребности и интересы. Но жизнь так или иначе подчинена высшим ценностям. Ценности, согласно максимально простому определению, являются конечным основанием целеполагания, сущностью особого рода, бытие которых подчинено законам, отличным от бытия материального мира.

Ключевых ценностей всего три, их можно выразить словами свобода, справедливость и любовь (в смысле человеколюбия, братства, идеи социального служения обществу). Ставку на любовь-братство-служение делает религия, заставляя человека отказываться от своих шкурных интересов во имя некоей вселенской любви, чьи лучи будут осенять праведника, если он будет следовать неким божественным законам.

Националистическая идеология в качестве ориентира ищет некое братство, но не в общечеловеческом, а племенном, семейном, биологическом смысле (есть братья, а есть небратья, чужаки, которым надо противостоять). Либерализм во главе угла ставит такую ценность, как свобода: свобода воли, свобода творчества, свобода политическая и экономическая. Жизнь человека в либерализме – это не служение обществу взамен лучей божественной любви, а творческое самовыражение. Социалистическая идеология базируется на примате справедливости, достижение которой является высшим человеческим приматом.

Ковидобесие фатально подкосило устои именно западного мира, где пандемийный психоз был выражен особенно ярко и имел самые тяжелые последствия. В основе западного мироустройства лежит идея свободы, как доминирующей ценности. Ковидобесие заставляет людей разменять свободу на безопасность. На самом деле на иллюзию безопасности, конечно, но в данном случае важно понять вот что: безопасность – это не надбиологическая ценность, а лишь базовая биологическая потребность. Человек является человеком, пока для него существует надбиологический ориентир. В процессе же массового наведенного пандемийного психоза человека Запада заставляют отказаться от человеческой сущности, подменив высший гуманистический императив чисто биологической, животной сущностью.

Почему так произошло, что человек, озаренный высокой идеей, готовый отдавать жизнь за свободу, выродился в примитивную ротожопу, управляемую бичем страха смерти и более всего ценящую комфорт своего текущего состояния? К сожалению три поколения тепличного существования после Второй мировой войны привели к вырождению человеческой породы на Западе. Либерализм как бы победил. Свобода перестала быть далеким манящим маяком, превратившись в набор формализованных прав, за которые не надо бороться, не надо защищать. Вот тебе свобода жрать от пуза. Вот тебе свобода сношаться в любые отверстия, свобода быть свободным от всего, свобода ничего не хотеть, свобода от любых обязательств. В итоге происходит утрата обществом главного ценностного ориентира. Человек теряет человечность, превращаясь в священное животное, обитающее на комфортной ферме. И тут «фермеры», то есть элиты западного общества, начинают чесать репу: а с какой это радости мы должны плясать на цыпочках вокруг этих изнеженных свинок? А ну-ка их пинком с уютной подушки! Вы теперь никто и ничто, должны беспрекословно подчиняться пастухам, а взамен вам будет позволено чавкать из корыта и продлить свое бессмысленное биологическое существование на неделю, месяц, год.

Все, что нынче требуется от некогда ищущих свободы людей – лояльность. Кто лоялен – тот получит хрючево. Кто чем недоволен – пойдет под нож (не физически, но социально). Шприцевание от страшной ковидлы, абсолютно бессмысленное с медицинской точки зрения, есть ритуал, определяющий место животного на комфортной скотоферме. Правда, комфорта на ней с каждым днем становится всё меньше и меньше, но тут уж ничего не попишешь: тот, кто отказался от свободы, от своих прав человека во имя комфорта и безопасности, тот не достоин ничего – ни свободы, ни прав, ни комфорта, ни безопасности.

Канадский «Конвой свободы» – это реакция общества на шоковую терапию обесчеловечивания. Но возмущение у бывших свободных людей вызывает не попрание их прав, а утрата привычного комфорта. И с администрацией скотного двора они ведут не войну на выживание, а банальный торг об объеме вознаграждения за лояльность. Лишь обретение ценностного стержня способно придать этой борьбе какую-то осмысленность. Этого пока я не наблюдаю.

Есть, однако, слабая надежда, что будущее принадлежит человеку Востока, традиционно опирающемуся на справедливость, как главный ценностный столп. А Запад походу – фсё. Обещанный ещё Шпенглером сто лет назад «Закат Европы» осуществляется на наших глазах в ручном режиме.

P.S.ЖЖ оперативно удалил запись из топа, чтоб она не смущала умы человеков ненужным сомнением в святой истине кроронабесия и вакцинодрочерства. Поэтому не стесняемся, репостим, нехай гандонам икается.

kungurov

Рубрики: Против вакцинации

комментарииКомментариев нет

Добавить комментарий