Лекарственный коллапс, или Фундамент медицинской реформы

дата поста02.06.2015  

Лекарственный коллапс, или Фундамент медицинской реформы

Не только глава Минздрава виноват в сегодняшней ситуации с лекарствами, но он виноват в том, что ситуация не изменилась

«Кладбище вместо лекарств» — под таким названием в последних числах мая провели акцию ВИЧ-положительные украинцы, устроив символические захоронения на склоне напротив Кабмина. Еще одна попытка достучаться до тех, кто должен был не допустить вопиющей ситуации, сложившейся с поставкой жизненно необходимых медпрепаратов. Как утверждает председатель «Всеукраинской сети людей, живущих с ВИЧ/СПИД» Владимир Жовтяк, уже к 15 июня в Украине закончатся лекарства для лечения тысяч ВИЧ-позитивных людей, что приведет к новому витку этого заболевания, а кому-то будет стоить жизни.

Причиной нехватки лекарств является решение прошлого года, когда Кабинет министров внес в постановление №117 новую «лоббистскую норму», позволяющую поставщикам медпрепаратов получать 100-процентную предоплату за товар, при этом увеличив срок отсрочки его поставки до шести месяцев.

О том, что в нашей стране такое доверие недопустимо, кричали все пациентские организации, наученные горьким опытом. Схожая ситуация произошла в 2013 году с фирмой «Альба Украина», которая, обанкротившись, не поставила оплаченные лекарства. Каких бы то ни было санкций к этой компании применено не было.

Компания-посредник «Вектор Фарма», получившая стопроцентную оплату за препараты для антиретровирусного лечения (АРТ-терапии) ВИЧ-положительных пациентов еще в декабре прошлого года в сумме 52,6 млн грн, согласно договору, могла тянуть с их поставкой полгода, то есть до июня 2015-го. Подобной отсрочкой изначально создавалась огромная дыра в лечебном процессе: «старые» лекарства уже съели, а новые еще не поставили. Однако, как утверждают пациенты, недобросовестная компания, получив деньги наперед, даже не собирается поставлять лекарств, а полученная сумма до производителя так и не дошла.

«Сегодня — конец мая. Компания «Вектор Фарма» не поставила ни единой упаковки препарата. Более того, она подала в суд на Минздрав с целью получить еще 10 миллионов наших денег, чтобы увеличить свою прибыль. Эта компания сменила юридическое название и владельца. Сегодня угроза невыполнения этого контракта велика как никогда», — констатирует В. Жовтяк.

В ответ на акцию, Арсений Яценюк обратился к Министру внутренних дел Арсену Авакову «помочь» фирме безотлагательно выполнить этот контракт, найти директора этой компании и сделать все, чтобы препараты, за которые оплачено из государственного бюджета, были поставлены. Министру здравоохранения Александру Квиташвили было поручено разработать «план Б» относительно обеспечения этими препаратами пациентов.

Обидно, что сложившаяся ситуация была легко прогнозируема. Пациентские организации предупреждали о проблеме заранее и не единожды. Сегодня Минздрав вряд ли уже сможет повлиять на лекарственный коллапс. Это может сделать премьер-министр или президент. Дать политическое обещание производителю (в данном случае, индийской фирме «Ranbaxy») оплатить лекарства после их поставки. И производитель, скорее всего, пойдет навстречу. В очередной раз спасет украинцев. А есть другой, более логичный, путь: должна вмешаться прокуратура.

Наверное, с изменением команды в Минздраве логично было ожидать изменений в лучшую сторону. К сожалению, ситуация не только не изменилась, но даже ухудшилась. На днях ГО «Центр противодействия коррупции» (ЦПК) презентовала аналитический итог мониторинга закупки лекарств по государственным программам (за 2014 год). Если кратко, то главный вывод таков: старые коррупционные схемы, которые были начаты и зацементированы при Раисе Богатыревой и Ко, никуда не исчезли. Игроки те же. Более того, появились новые схемы, которые не только угрожают неэффективным использование денег, но и реальными смертями украинцев, следующим витком заболеваний, например, СПИДа.

ЦПК провел мониторинг закупок лекарств шести государственных программ Минздрава (это ключевые программы из 17, которые «съедают» львиную долю всех бюджетных денег): лекарства для борьбы с ВИЧ-инфекцией /СПИДом, туберкулезом, для лечения взрослой и детской онкологии, взрослого и детского гепатита. Команде центра пришлось промониторить 90 тендеров. Как выяснилось, все деньги, выделенные на эти программы (а это 1,2 млрд грн), были потрачены неэффективно либо с существенными нарушениями (ряд нарушений имеют характер преступления и являются предметом расследования правоохранительных органов). Немалое количество денежных средств, особенно в регионах, и вовсе не были использованы. И это, мягко говоря, в непростых украинских реалиях, когда каждая гривна, казалось бы, должна быть на счету. Только по шести изучаемым программам 30 млн грн остались в Минздраве, а в конце года ушли обратно в бюджет. Например, на детей, больных муковисцидозом, из бюджета выделили 3 млн грн, однако эти деньги не были использованы для закупки препаратов. В результате маленькие пациенты обеспечены жизненно необходимыми лекарствами лишь на 10% (хотя Минздрав рапортует о 30%).

В чем разница между тем, что говорят общественные организации и статистикой Минздрава? Минздрав отчитывается не количеством пролеченных людей, а количеством затраченных средств. Это можно увидеть на примере того же муковисцидоза. В Украине критическая ситуация с обеспечением лекарств по этому наследственному заболеванию. И если Минздрав закупил лекарств на 30% выделенных средств, то фактически охваченных пациентов оказалось в три раза меньше, ведь лекарства существенно прыгнули в цене. Аналогичная ситуация и с гемофилией, другими заболеваниями.

Если взглянуть на минздравовский отчет по онкологии, мы увидим, что в графе детской онкологии и гематологии средства были использованы на все 100%. То есть, по мнению чиновников, лечение онкобольных детей охватывается полностью за бюджетные средства, однако в действительности ни для кого не секрет, что большинство расходов покрываются за счет благотворителей и самих пациентов. Дело в том, что Минздрав не располагает достоверными данными по многим нозологиям, не знает количества больных на учете. Мол, сколько есть денег, столько лекарств и купим. Для кого? По каким принципам и кто ведет учет больных? Электронного реестра до сих пор нет, в компьютерный век он ведется на бумаге.

По словам сотрудников ЦПК, в онкологии была замечена одна особенность: всего государство закупает 66 препаратов по детской онкологии, львиная доля (60% всех средств) выделяется на пять наименований. Именно эти пять препаратов являются самыми дорогими. Причем цена на них в Украине существенно выше, чем в других странах. Например, препарат «Микамин» (100 мг, производство Астеллас Фарма Юроп), который Минздрав Украины закупает по цене в 11755 грн, в России можно купить за 7309 грн, максимальная цена этого препарата в Чехии составляет еще меньше — 5373 грн. Такая переплата только на основных онкологических медпрепаратах обошлась нашему государству в 62 млн грн.

«В отношении этих лекарств мы обращались в профильные фонды, которые закупают препараты для больных детей («Таблеточки» и др.), — рассказывает Александра Устинова, руководитель направления «Медицина» Центра противодействия коррупции. — Мы спросили, есть ли аналоги этих лекарственных средств. Нам ответили, что такие медпрепараты эти фонды не закупают, ведь они напрямую не связаны с онкологией».

Произошли ли изменения после Революции достоинства в закупках лекарственных средств за наши с вами деньги? Да. Власть вместо борьбы с коррупционными схемами, имевшими место при осуществлении государственных закупок в предыдущие годы, создала гораздо больше проблем и коррупционных механизмов. Наряду с отработанными до виртуозности картельными сговорами, реестром оптово-розничных цен, выходом на торги с одним препаратом и борьбой с конкуренцией (блокированием аналогов) в 2014 году добавились ноу-хау в виде блокирования закупок, несвоевременной организации торгов или их отмены, изменения условий закупок.

Остановимся на новых схемах подробнее. Итак, что дает несвоевременная организация закупок? Как правило, закупки лекарств за бюджетные деньги начинались в феврале, успешно завершались заключением договоров в апреле-мае и поставками в июне. В 2014 г. закупки начались только в средине лета, а заключения большинства договоров состоялось лишь в ноябре-декабре. Затягивание торгов дало время всем фармацевтическим компаниям перерегистрировать цены в реестре оптово-отпускных цен на гораздо более высокие (государственный реестр оптово-отпускных цен — это официальный реестр с ценами на препараты, который фиксирует высшую предельную цену, по которой лекарства могут продаваться во время проведения государственных закупок в Украине. На торгах цена на препарат не может превышать 10% от задекларированной в реестре стоимости препарата). Например, препарат «Авелокс», используемый для лечения туберкулеза и онкологических заболеваний, за это время вырос в цене с 573,73 до 1150 грн.

Следующая схема: массовые обжалования/блокировки закупок фармацевтическими компаниями через Антимонопольный комитет. В 2013 году обжалования торгов на этапе объявления практически отсутствовали, а вот в 2014-м в течение июля-октября закупки от 50 до 110 лотов (препаратов) в разные месяцы были заблокированы обжалованием. Целью таких массовых обжалований было исключительно искусственное затягивание торгов, ведь в большинстве случаев Антимонопольный комитет не признавал такое обжалование аргументированным и отказывал в удовлетворении жалобы (удовлетворено лишь 5 из 33 жалоб).

Кроме того, ряд жалоб было подано компаниями, которые вообще не имели лицензий на торговлю лекарствами и не собирались участвовать в торгах. Также закупки оспаривали компании, которые уже не один год являются постоянными участниками торгов, но только в этом году отдельные условия документации стали для них «дискриминационными», хотя аналогичные условия совсем не мешали им участвовать в тендерах 2013 года. К тому же, должностные лица Минздрава часто просто игнорировали заседания Коллегии АМКУ по рассмотрению жалоб и затягивали с предоставлением необходимых документов.

Вследствие искусственного затягивания торгов в учреждениях здравоохранения иссякли запасы препаратов. Сложная экономическая ситуация привела к девальвации гривны и постоянному росту цен на импортные лекарственные средства, а иногда и на отечественные. Итог — многочисленные акции протеста общественных активистов и пациентов, отстранение министра здравоохранения и его первого заместителя. По инициативе ЦПК правоохранительными органами начато соответствующее уголовное производство по фактам преступного бездействия должностных лиц Министерства.

Что можно сделать в сложившейся ситуации? Сегодня все еще остается шанс не повторить прошлые ошибки. Новый закон № 2150, позволяющий осуществлять закупку лекарств с привлечением международных организаций, мог бы стать реальным шансом провести закупки по прозрачным процедурам, обеспечить наших граждан непрерывной поставкой лекарств, украинских детей — вакцинами. Законопроект принимался непросто, под давлением пациентских и гражданских организаций. Сегодня, к сожалению, Минздрав определенным образом саботирует имплементацию этого закона, не принимая необходимые нормативно-правовые акты.

Закупка лекарственных средств через международные организации не является изобретением Украины, многие страны пошли по этому пути, например, Грузия. Королевская агенция Великобритании (Crown Agents), которая входит в перечень из семи международных организаций, прописанных в принятом законе, делает закупки лекарств для многих стран мира. Именно этой компании удалось решить проблему с коррупцией в Болгарии. Crown Agents не только закупала лекарства, но и ставила своих людей на таможне.

Конечно, Украина не может вечно прибегать к международной помощи. Это всего лишь шанс выиграть время, использовать появившееся окно, чтобы наладить собственную прозрачную систему закупок лекарственных средств.

В Минздраве до сих пор отсутствует электронная система учета остатков препаратов. Поэтому часты случаи, когда в одном регионе лекарственных средств недостаточно, а в другом — избыток. Важным нюансом является устранение Минздрава от процедуры закупок лекарств в принципе. Минздрав наделен полномочиями и волен во время тендера отменить регистрацию препарата, таким образом, не допустив его на торги. Сегодня это ведомство с регулятора государственной политики превратилось в монстра, забыв о своих прямых функциях.

«А.Квиташвили получил описание всех коррупционных схем на третий день своего назначения, — говорит Виталий Шабунин, председатель правления Центра противодействия коррупции. — О проблемах с лекарствами для ВИЧ-инфицированных министра также предупреждали. Конечно, в сегодняшней ситуации нельзя винить только главу Минздрава. Не только Квиташвили виноват в сегодняшней ситуации, но он виноват в том, что ситуация не изменилась».

На днях глава Минздрава отметил, что реформа — это процесс, подготовка к которому требует времени, и сейчас только закладывается ее фундамент. Наверное, с этим трудно не согласиться. Вот только время, к сожалению, здесь измеряется человеческими жизнями. Вряд ли лекарственный коллапс добавит очков от общества министру, которого могут уйти в ближайшее время (проект Постановления об увольнении А.Квиташвили с должности Министра здравоохранения Украины был зарегистрирован в ВР в мае). А ведь именно пациентские и общественные организации могли бы стать на его защиту.

Оксана ШКЛЯРСКАЯ

Рубрики: новости, Украина
Метки: вакцина, гепатит, доза, оспа, отказ, отстранение, рак, туберкулез, фармацевт 
комментарииКомментариев нет

Добавить комментарий