История украинских прививок. Год 2008

дата поста15.09.2018  Автор:

В своей недавней публикации, анализируя ситуацию с инфекционными болезнями в Украине, я обратил особое внимание на 2008 год.

Этот год — переломный. До него с плановыми прививками все было хорошо. Так, в период 1997-2007 годов вакцину БЦЖ получали 97-99% детей, а три дозы АКДС — 97-100%. Вакцинацию против кори проходили от 96 до 100%, против полиомиелита — 98-99%. Охват был высочайший по всем меркам, все было хорошо: и денег хватало, и «антипрививочники» палки в колеса не вставляли. Большинству европейских стран в те годы такие цифры и не снились.

На графике хорошо видно: слева от красной линии - хорошие все в порядке. “Старые” вакцины держат уровень, новые, в частности, от гепатита В, быстро набирают обороты. Однако в 2008 году «что-то сломалось». Охваты начали падать, графики начало лихорадить, а статистические отчеты начали пестреть пустыми клетками — нет данных. Уже в 2010 году привили только половину детей. Ситуация не исправлялась, скорее наоборот: в 2016 году курс АКДС получили всего 19%, вакцинацию от кори — 31%.

Что случилось? Очевидно, ответ на этотвопрос надо искать в 2008-м. Я выделил четыре события, которые произошли в том году и важнейшим образом повлияли на украинскую систему иммунопрофилактики. Но для начала давайте вспомним, как мы жили в середине 2000-х.

А жили мы, после мрачного и беспросветного кошмара 90-х, очень даже неплохо. Поднималась экономика, поднимались зарплаты, поднималась рождаемость. Благодаря хорошему спросу на украинские товары ВВП рос на 20-30% ежегодно. Помните «доллар по пять», массовый психоз потребительского кредитования, мыльный пузырь «вечнорастущей в цене» недвижимости? Это все оттуда.

Вакцины в те годы покупали централизовано, на них тратили примерно 45 миллионов гривен ежегодно. То есть за все календарные прививки платили примерно по 100 грн (20 долларов) на каждого ребёнка. И судя по охвату прививками, этого хватало.

Денег в стране с каждым годом было всё больше. Бюджеты увеличивались: если в 2002 году через государственную казну прошло 45 миллиардов, то в 2007 — уже 148, и это при стабильном курсе доллара. Соответственно росли и аппетиты чиновников.

Событие № 1 — внедрение вакцин против ХИБ-инфекции

В 2006 году приняли новый Календарь, в котором появились прививки против ХИБ-инфекции. Этот возбудитель не распространен на территории Украины, зачем его включили в календарь — тема отдельного разговора. Важен результат: «старые» вакцины АКДС стали «неправильными». Пришлось завозить новые вакцины, которые внезапно оказались очень дорогими. Так, в одном только 2008 году на один только французский «Тетракт-ХИБ» потратили целых 40 миллионов гривен. Прекрасный результат, согласитесь.

Беда в том, что «хорошие, новые импортные вакцины» оказались не только дорогими, но и чрезвычайно реактогенными. Если хорошо поискать, в недрах интернета можно найти отчеты, которые в те годы публиковали на сайте Центра иммунобиологических препаратов. Сейчас таких не делают.

Как видите, всего в том году использовали почти 950 тысяч доз вакцины (обозначена как АКДП+НІВ производства Sanofi Pasteur, Франция) — полный курс состоит из четырех прививок. При этом официально зарегистрировали 16302 общих и 15965 местных реакций. По сравнению с аналогами цифры оказались просто колоссальными.

Более того, началось странные события: после введения «Тетракт-ХИБ» дети умирали. Минздрав детально разъяснял, что «после» не значит «вследствие». Тогда же взошло новое созвездие минздравовских «экспертов», которые специализировались на рассказах о том, что грудные дети вообще довольно часто умирают. Почему «после» других прививок дети не умирали, они почему-то не поясняли.

В результате украинские родители усвоили важный урок: они узнали, что «не все вакцины одинаково полезны». Есть такие, после которых дети температурят, истерически кричат, у них раздувает ножку, начинаются задержки развития, они могут даже умереть, хоть это и не связано с прививкой, да. А есть такие, после которых всего этого не происходит. И если врач что-то советует или предлагает — возможно, стоит задуматься, навести справки и найти более безопасный препарат.

Событие № 2 — датская вакцина БЦЖ SSI

Схожая ситуация случилась и с вакциной против туберкулёза. Всё началось в 2002 году, когда в Финляндии начали применять вакцину БЦЖ производства государственного института сывороток в Дании (BCG SSI). Финским родителям не сообщили, что эта вакцина не имела финской или европейской регистрации и, соответственно, не проходила испытаний — единственным, хоть и незаконным основанием для её использования была преквалификация ВОЗ.

Уже на следующий год начались требования отказаться от этой вакцины. Расследование нескольких детских смертей в Финляндии установило наличие связи с этой вакциной. В итоге в 2006 году Финляндия полностью отменила поголовные профилактические прививки против туберкулёза, а в отношении тех, кто впустил эту вакцину в страну, открыли уголовное производство.

Несмотря на такой мрачный «послужной список», датская вакцина имела очень важное для украинского Минздрава свойство — она была дорогой, примерно в десять раз дороже тех, что применялись раньше.

В Украину датская БЦЖ попала схожим образом. В начале 2008 года сорвали несколько тендеров на покупку этой вакцины — условия были прописаны так, что желающих не нашлось. За это время в стране закончились запасы, и детей массово выписывали из роддомов без этой прививки. В июле 2008 года министерство заявило, что ситуация критическая, и закупило дорогую датскую вакцину за счет средств на борьбу с эпидемиями, в обход тендерных процедур.

В 2008 году в Украине использовали 350 тысяч доз датской вакцины и 250 тысяч — БЦЖ российского производства. Уже по итогам года статистика показала, что для новой вакцины характерен чрезвычайно высокий процент осложнений. Более того, если для российской БЦЖ типичным осложнением был абсцесс из-за нарушения техники введения, то после «хорошей, новой импортной вакцины» чаще всего наблюдался левосторонний подмышечный лимфаденит. Это осложнение лечится, как туберкулёз лимфоузла, и во многих случаях после медикаментозной терапии требовалось оперативное вмешательство.

В 2010-2011 годах операции по ампутации лимфоузлов у малышей стали в Украине обыденным делом. Исследования украинских врачей показали, что датская вакцина не только в десять раз дороже, но и в десять раз реактогеннее аналогов.

Естественно, украинские родители увидели разницу. Отказ от БЦЖ в роддоме, чтобы потом привить ребёнка в поликлинике менее опасной вакциной — это была правильная тактика поведения тех, кто заботился о здоровье своих детей.

Отметим ещё один немаловажный момент. Несмотря на то, что в течение нескольких месяцев в Украине вообще не было запасов БЦЖ, несмотря на то, что множество детей выходили из роддомов без прививки из-за отказа родителей от датской вакцины, на смертности детей от туберкулёзных менингитов и генерализованных форм инфекции это не отразилось никак.

Событие № 3 — авантюра «КаКа»

О кампании дополнительной вакцинации против кори и краснухи, которую украинские врачи окрестили «КаКа», я подробно рассказывал к десятилетию этого печального события. Если коротко, весной 2008 года, после долгого прессинга со стороны международных организаций, в Украине должны были провести прививки поголовно всем молодым людям в возрасте от 16 до 29 лет. Для этого в страну привезли более 8 миллионов доз самой дешевой в мире вакцины, которая не была зарегистрирована в Украине и даже в Индии, но имела преквалификацию ВОЗ.

За две недели собирались привить восемь миллионов человек, несмотря на то, что это противоречило действующим нормативным документам, здравому смыслу и научным данным. Для выполнения задания пришлось «поставить под ружье» практически всех, кто был способен держать в руках шприц, от врачей до студентов медицинских ВУЗов.

Кампания была сорвана: за две недели до начала активной фазы в Краматорске на следующий день после прививки умер 16-летний Антон Т. Официальные экспертизы, проведенные в рамках уголовного дела, подтвердили наличие прямой связи между вакцинацией и смертью.

Чтобы понять, как отразилась эта авантюра на украинской системе здравоохранения, достаточно одного факта. В ходе расследования выяснилось, что и главврач поликлиники, в которой сделали прививку, и начальник городского управления здравоохранения, и начальник облздрава, то есть все причастные чиновники заранее направляли руководству докладные записки по поводу незаконности того, что происходит. Насколько я знаю, такие докладные писали по всей медицинской вертикали по всей стране. Все прекрасно понимали, что происходит, все протестовали, — но негромко, в меру возможностей и в рамках врачебной этики. Публично протестовали только ученые, преподаватели и общественные организации.

Первым этические нормы нарушил лично министр здравоохранения Василий Князевич. Ещё до окончания расследования министр публично обвинил в смерти юноши краматорских медиков.

Через год от запасов «КаКи» избавились. Во всем обвинили антипрививочников — мол, подняли шум, и теперь мы не сможем привить восемь миллионов. Запасы уничтожили, врачи по всей стране вздохнули с облегчением.

Главный результат «КаКи»: всем стало понятно, если что-то случится, «стрелочников», которые послушно исполняют незаконные приказы и распоряжения руководства, всё равно сделают крайними и накажут. А антипрививочников во всех своих грехах Минздрав с удовольствием обвиняет до сих пор.

Событие № 4 — кризис

Серьезнейшим ударом по украинской иммунопрофилактике стал финансовый кризис 2008 года. Сокращение спроса на металл на мировом рынке обвалило валютные поступления в Украину, ВВП упал на треть, а курс доллара подпрыгнул почти вдвое.

Минздрав, который в благополучный в финансовом плане период переориентировался на «хорошие, новые импортные вакцины», оказался в сложной ситуации. Если раньше деньги надо было куда-то девать, то теперь их не хватало.

В итоге в Украине началось ранее невиданное — дефицит вакцин. Он наложился на последствия «Тетракт-ХИБ», и появилось ещё одно новое явление: родители начали платить за качественные препараты, в первую очередь — бесклеточные вакцины «Инфанрикс». Они гораздо менее реактогенные, чем морально устаревшие цельноклеточные вакцины, а к хорошему, как говорится, быстро привыкаешь.

Истории с «КаКой», «Тетракт-ХИБ», с датской вакциной сделали общество очень чувствительным к проблемам прививок. Раньше эти темы не выходили за пределы узкого круга специалистов, которым население в целом доверяло, а отказы от прививок были единичными явлениями. В новой ситуации общее недоверие к государству перенеслось и на прививки.

Но не «антипрививочники» были главной причиной катастрофического падения охвата. «Идейных отказников» среди родителей никогда не было больше нескольких процентов. Заявления Минздрава о том, что якобы «организованное антипрививочное движение» довело страну до 50% охвата, не выдерживают никакой критики. Если бы так было на самом деле, если бы сотни тысяч родителей отказывались от прививок, то в Украине каждый год накапливались бы миллионы неиспользованных доз, которые пришлось бы утилизировать. Однако реальность была другой: после уничтожения «КаКи» в начале 2009 года Минздрав не заказывал услуги утилизации вакцин. Более того, все эти годы родители жаловались на их отсутствие — не только «хороших и безопасных», а вообще любых. Поэтому все сопли и вопли министерства по этому поводу — очевидная попытка перекинуть ответственность.

Ситуация вроде как переломилась только в 2017 году. Украина пошла по пути беднейших стран мира и отдала закупки вакцин в руки международных посредников. Сейчас в Украине «хороших и безопасных» вакцин, того же инфанрикса, нет, просто нет. Есть самая дешевая в мире вакцина АКДС и бравурные отчеты о сэкономленных миллионах.

Но это уже тема совсем другого разговора.

Рубрики: Против вакцинации, Украина
Метки: АКДС, БЦЖ, вакцина, ВОЗ, врачи, гепатит, дети, Инфанрикс, КаКа, Князевич, массовый, отказ, полио, полиомиелит, прививка, рак, роддом, родители, смерть, статистика, Франция, чиновники, эпидемия 
комментарииКомментариев нет

Добавить комментарий