Греховные вакцины: как выбрать меньшее из двух зол?

дата поста06.04.2011  

Один из главных аргументов против прививок - при изготовлении некоторых вакцин используется абортивный материал, поэтому применять такие препараты - грех. Так ли это на самом деле и как же с этим быть? Так ли необходимы эти вакцины и можно ли их чем-то заменить?

Две линии и один штамм

Действительно, для изготовления вакцин против краснухи, гепатита А, ветряной оспы используют клетки абортированного когда-то ребенка. Это не значит, что в каждую ампулу кладут частицу абортированного младенца, как можно прочитать на антипрививочных форумах в интернете. Дело в том, что ослабленные вирусы для каждого вида вакцин выращивают в определенной среде. Например, корь, свинка, клещевой энцефалит, желтая лихорадка хорошо растут на клетках соединительной ткани кур. Полиомиелитные вирусы - на клетках, полученных из почек обезьян. Грипп - на яичном белке. Гепатит В -- на генномодифицированных дрожжевых клетках. Бактерии, вызывающие столбняк и дифтерию, размножаются в простой питательной среде. Вирусы краснухи, гепатита А и ветрянки пока удается вырастить только на диплоидных (то есть живых, содержащих полный набор хромосом) клетках эмбриона. В других средах вырастить вакцинные вирусы этих инфекций в промышленных количествах не получается.

Это не значит, что для каждой новой партии вакцин требуются все новые и новые аборты. Важное свойство диплоидных клеток эмбриона -- способность бесконечно делиться. То есть для создания одной клеточной линии (среды для выращивания вирусов, которая находится в бесконечном продуцировании все новых и новых клеток) было достаточно одного забора клеточного материала. Все вакцины, применяемые сейчас в мире, делают с использованием двух клеточных линий, полученных от двух абортированных эмбрионов. Первая линия была получена в 1964 году из диплоидных клеток легочной соединительной ткани (фибробласта) абортированной девочки, которой было около 12 недель. Аборт был сделан в Швеции. Родители ребенка посчитали, что у них уже и так слишком много детей, это и было причиной убийства. Специально, чтобы получить из убитого младенца клеточную линию, этих людей на аборт никто не толкал. Сначала родителями было принято решение, и врачи совершили аборт, потом уже тело ребенка забрали биологи. Почему выбрали именно этого младенца? Потому что нужен был здоровый, нормально развивающийся плод, зачатый здоровыми родителями, без выявленных наследственных и особенно онкологических заболеваний в анамнезе. Известно, что поисками занимался доктор Свен Гард. Клеточную линию получил американский биолог Леонард Хайфлик.
Ее назвали WI-38 -- аббревиатура происходит от названия «Вистарский институт» (Wistar Institute), это крупный биомедицинский научный центр в Филадельфии, где и работал Хайфлик. Именно на клеточной линии WI-38 был выращен штамм вакцинных (ослабленных) вирусов краснухи -- раньше это не удавалось. То есть благодаря этой линии была создана прививка.

Чтобы получить штамм ослабленных вакцинных вирусов, нужно было взять «дикие» вирусы. И здесь тоже не обошлось без убитого ребенка. Но если для создания клеточной линии нужен был здоровый плод, то вирусы можно было взять только у больного. В 1964 году в США случилась страшная эпидемия краснухи. Всем заболевшим беременным было рекомендовано сделать аборт. Ученые начали исследовать всех абортированных младенцев. У первых 26 инфекцию не обнаружили. Инфицированным оказался лишь 27-й. У него взяли вирус и создали вакцинный вирусный штамм. Назвали его RA27/3, где R означает rubella (краснуха), A -- аборт, 27 -- что это был 27-й абортированный младенец за ту эпидемию, а 3 -- номер тканевой пробы. Та клеточная линия и тот вирусный штамм так до сих пор и используются для производства прививки от краснухи.

Вторая клеточная линия для выращивания вакцинных вирусов была получена в 1966 году из легочных клеток 14-недельного мальчика, абортированного в Англии у 27-летней женщины, как сказано в одной из публикаций в журнале Nature, «по психиатрическим причинам». Плод тоже был здоров, а у матери не было наследственных заболеваний и склонности к раку. Линию назвали MRC-5 -- в честь Лондонского совета по медицинским исследованиям (Medical Research Council), под эгидой которого и проводилась вся работа. На основе этой линии делают прививки от гепатита А, ветрянки, полиомиелита (не все) и от бешенства (не все). В фармацевтике используют еще несколько клеточных линий, полученных из убитых младенцев, но для производства вакцин только MRC-5 и WI-38.

Не самые страшные вирусы?

Узнав об этих фактах, оказываешься перед дилеммой: нужно отказываться от вакцинации, но это означает подвергать себя и своих детей риску заболеть -- со всеми вытекающими отсюда неприятностями. В отличие от краснухи, гепатит А и ветрянка не входят в российский календарь обязательных прививок. То есть прививаться от этих болезней можно, но по желанию и за собственные деньги. Ветрянка в детском возрасте протекает по большей части безболезненно (чего не скажешь о взрослых). Гепатита А в средней полосе избежать достаточно легко, соблюдая элементарные правила гигиены. В жарком климате риск заболеть гепатитом А намного выше. Эта болезнь распространена в республиках Средней Азии, в Индии, в Египте, куда ездят на отдых наши сограждане. Ряд вакцинологов, в частности такой известный специалист, как эксперт ВОЗ профессор Владимир Таточенко, настаивают на введении этих вакцин, особенно вакцины от гепатита А, в национальный календарь прививок. Развитые страны, например США, Германия, это давно сделали -- в том числе и потому, что их граждане много путешествуют и, значит, подвергают детей опасности заразиться.

В любом случае, эту прививку имеет смысл делать, только если в крови нет антител к гепатиту А. Если они есть (чтобы узнать, нужно сдать анализ на anti -- HAV IgG), значит, контакт с вирусом уже был и прививаться не надо. Кроме того, в качестве альтернативы прививке от гепатита А можно использовать специальный препарат -- иммуноглобулин. Он позволяет защититься на короткий период времени либо от заражения, либо от развития заболевания при состоявшемся заражении.

Убийца нерожденных

Самая сложная ситуация с краснухой. В детском возрасте она часто протекает легко, порой даже бессимптомно, и незаметно. Реальную, очень серьезную опасность краснуха представляет для женщин детородного возраста, а вернее, для нерожденных младенцев. Если женщина заболеет за месяц до наступления беременности или в первом триместре беременности, вероятность, что синдромом врожденной краснухи заболеет и нерожденный младенец, -- 40-50 процентов. Если женщина заболеет краснухой во втором триместре, то ребенок заразится с вероятностью в 23 процента. На более поздних сроках вероятность, что ребенок заразится тоже, невелика (по данным классического исследования австралийского доктора сэра Нормана МакАллистера Грегга. В отличие от уже родившихся, нерожденные дети страдают от краснухи очень сильно: беременность может остановиться, может произойти выкидыш (в 20 процентов случаях заражения плода), если ребенок выживет, то вероятность, что он родится с уродствами, -- 30 процентов. Эпидемия 1964 года, прокатившаяся по США, как раз когда ученые только пытались вывести вакцину, вызвала 20 тысяч случаев синдрома врожденной краснухи, 2100 детей родились мертвыми, 11 600 -- глухими, 3 580 -- слепыми, 1800 имели умственные отклонения. Сейчас синдром врожденной краснухи встречается крайне редко: в США, например, 0,1 случая на 100 тысяч новорожденных -- за счет практически всеобщей вакцинации. Проблема в том, что, как только охват вакцинацией хоть немного сокращается, краснуха тут же наступает. В 1991 году из-за роста числа отказов от вакцинации количество случаев синдрома врожденной краснухи сразу выросло до 0,8 на 100 тысяч новорожденных. Всплески также наблюдались в 1997 и в 2000 годах.

Недавно в Японии появились альтернативные, этически приемлемые вакцины от краснухи и гепатита А, полученные, соответственно, от клеток кролика и обезьяны. Но применение их пока находится на стадии клинических испытаний, производство пока крайне дорого, и, насколько известно, они вызывают сильные аллергические реакции, поэтому трудно ожидать, что в ближайшем будущем эти вакцины получат широкое распространение в мире.

Некоторые православные врачи рекомендует женщинам, готовящимся к беременности, сначала узнать, действительно ли им нужна прививка от краснухи. Для этого надо сдать анализ крови на антитела к краснухе. Если они есть, то прививку делать точно не надо. По данным Роспотребнадзора, у 91,4 процента детей до двух лет антител к краснухе нет, но уже у 85 процентов старшеклассников эти антитела есть в крови (дети часто болеют краснухой в незаметной форме), и значит, угрозы заболеть во взрослом возрасте у них нет. Но как быть оставшимся 15 процентам?

До изобретения вакцины краснуху называли «убийцей нерожденных детей». Более точного названия не придумаешь: если женщина без иммунитета к краснухе не сделает прививку, она рискует убить своего ребенка. Если сделает -- ей придется прибегнуть к средству, для производства которого использовали чужого убитого ребенка. Церковно-общественный совет по биомедицинской этике Московского Патриархата и Общество православных врачей России в совместном заявлении по этой проблеме признают трагичность и противоречивость создавшейся ситуации, но считают, что выбор необходимо все-таки делать в пользу вакцинации, так как это меньшее из двух зол. При этом необходимо постоянно требовать от правительства и Минздрава развивать производство альтернативных вакцин и закупать их за границей.

На Западе борьбу за отказ от неэтичных вакцин и за развитие альтернативных вариантов инициировала американская общественная организация «Дети Бога за жизнь» (Children of God for Life). Причем эта борьба длится уже около десяти лет. По запросу «Детей Бога» в июне 2005 года в журнале «Медицина и мораль» (Medicina e Morale) свою позицию высказала и Папская академия в защиту жизни (научная организация в администрации Святого престола). Там, в частности, подчеркивалось, что верующие и все люди с живой совестью обязаны вести борьбу всеми доступными средствами за внедрение этичных вакцин. Без морального давления со стороны общества фармкомпании не станут вкладываться в развитие альтернативных видов вакцин и будут вполне комфортно существовать, и дальше выпуская дешевые вакцины, основанные на убийстве. Полностью отказаться от этих вакцин сейчас невозможно, но там, где нет прямой угрозы жизни ребенка, подобной вакцинации необходимо избегать, считает Папская академия в защиту жизни.

Эмбриональные клеточные линии MRC-5 и WI-38 используют в производстве следующих вакцин:
-- моновакцины от краснухи: Мерувакс (Merck, США), Рудивакс (Sanofi Pasteur, Франция) и Эрвевакс (GlaxoSmithKline, Великобритания);
-- комбинированные от краснухи и кори: M-R-Вакс (Merck, США), Руди-Рувакс (AVP, Франция);
-- комбинированная от краснухи и свинки: Биавакс (Merck);
-- комбинированные от кори, свинки и краснухи: M-M-R II (Merck), R.O.R., Тримовакс (Sanofi Pasteur) и Приорикс (GlaxoSmithKline);
-- две вакцины от гепатита А: Вакта (Merck) и Хаврикс (GlaxoSmithKline);
-- от ветрянки: Варивакс (Merck);
-- инактивированная вакцина от полиомиелита: Полиовакс (Aventis-Pasteur, Франция);
-- от бешенства: Имовакс (Aventis Pasteur).

Антонина ПЛАХИНА

Рубрики: Против вакцинации
Метки: вакцина, ветрянка, вирусы, ВОЗ, врачи, гепатит, Грипп, дети, иммунитет, корь, краснуха, отказ, полиомиелит, прививка, рак, столбняк, фармацевт, эпидемия 
комментарииОдин комментарий

Один комментарий на «“Греховные вакцины: как выбрать меньшее из двух зол?”»

  1. dama:

    Было бы неплохо, если бы к статье прилагали ссылки на америк. источники. Т. к. полагаю, инфа бралась именно оттуда.

    [Ответить]

Добавить комментарий