«Это очень сложно понять не медицинскому работнику»

дата поста06.02.2011  

Рисунок: Алексей Иорш

Похоже, громкие идеи главного санитарного врача РФ и руководителя Роспотребнадзора Геннадия Онищенко произвели сильное впечатление на работников поликлиник и детских садов. За последнюю неделю в редакцию журнала и в организацию МОО «МАМА» поступил ряд обращений от родителей, которых подвергают психологическому давлению в детских садах и поликлиниках из-за (!) законного отказа от прививания детей. Размещаем здесь один из самых ярких случаев.

Мария Глушко пришла в детскую поликлинику №114 г. Москвы для того, чтобы получить эпикриз, который потребовали в детском саду, где по словам воспитателя недавно проводили плановую вакцинацию против полиомиелита. Мария не ставит дочери прививки, поэтому их отстранили от посещения детского сада на 2 месяца. Но в поликлинике ей отказались выдать эпикриз, сказав также, что по новому постановлению непривитые дети теперь не смогут вообще посещать детские сады… Мы обратились в поликлинику за комментарием. Вот, что нам рассказала главный врач детской поликлиники № 114 г. Москвы Наталья Михайловна Шаравьева:

Д.Р.: Вас беспокоит редакция журнала «Домашний ребёнок», меня зовут Дарья Рыбина, я шеф-редактор журнала. К нам обратилась с просьбой разобраться помочь мамочка, у которой дочка наблюдается в вашей поликлинике. Обратились они по поводу карты для детского сада. Ребёнок не привит. И маме сказали, что вышло некое новое постановление, по которому непривитые дети теперь не смогут вообще посещать детские сады. Мама испугана, удивлена, потому что никто про такое ничего не слышал, а вот сказали в поликлинике — попросила нас узнать, разобраться.

— Глушко фамилия?

Д.Р.: Да, Глушко Елена — ребенок, Глушко Мария — мама.

— Что значит ее не предупреждали? Ее предупреждали.

Д.Р.: Подождите, о чем ее предупреждали? Алло? (связь прерывается, короткие гудки) — Алло!

Д.Р.: Алло, здравствуйте еще раз, сорвался почему-то звонок.

— Дарья?

Д.Р.: Да, это снова я. Скажите пожалуйста, о чем ее предупреждали?

— Я — главный врач.

Д.Р.: Ой, здравствуйте! Наталья Михайловна, да?

— Да.

Д.Р.: Очень приятно с вами познакомиться. Я записываю на диктофон, предупреждаю вас. Соответственно, 38-ая статья закона о СМИ, мы спрашиваем, поэтому будем Вам благодарны, если Вы устно дадите ответ. О чем предупреждали мамочку, скажите, пожалуйста?

— Предупреждали мамочку, что в детский сад должны ходить те дети, привитые. Кроме того, что они получают прививки до детского сада, они еще получают прививки непосредственно в детском саду. По плану, национальному календарю прививок. Вот пока этот ребенок не посещал сад, сидел дома, в это время в детском саду в этой группе, которую посещает ребенок, были проведены прививки против полиомиелита. А есть установка*, что когда ребенок поступает непривитой к тем детям, которые вот только что получили прививку, они не должны контактировать, пока они могут выделять вирус. Объявляется для этого ребенка карантин — нельзя этот период времени находиться с теми детьми, которых привили. А она захотела сейчас именно.

Д.Р.: Ага, понятно. А скажите, пожалуйста, на какое время объявляется карантин именно в связи с прививкой от полиомиелита?

— Ну вы знаете, там надо смотреть, там по-моему до 2 месяцев, но уже эти прививки как-то были сделаны… я сейчас точно не вникала в этот вопрос, поэтому… Ей все объяснили. Ей там в детском саду все рассказали, с какого по какое число.

Д.Р.: То есть ей сказали конкретные числа карантина?

— Конечно.

Д.Р.: — А на основании какого распоряжения, какой официальной бумаги этот карантин?

На основании всех наших документов медицинских. Это очень сложно понять не медицинскому работнику**. Хотя я лично с этой матерью имела беседу. Потому что все отказники, которые отказываются, они должны пройти через главного врача, лично с ними побеседовала. Чтобы они понимали всю серьезность положения, что мы живем в таком городе, где родители должны повести своего ребенка и не бояться, что он там заразится, понимаете?

Д.Р.: Да-да, я понимаю. Спасибо, что прояснили ситуацию, потому что мы поняли несколько по-другому — как нам мама описала, что ей сказали, что ребенок вообще не может посещать садик.

— Потому что я вам объясняю, это все понятно, даже врачи и то с трудом могут вот всё это, весь эпидемиологический процесс проследить, то, конечно, люди без медицинского образования — ну что, они просто понимают это на бытовом уровне, и всё.

Д.Р.: Все ясно. То есть речь шла только о полиомиелите и только о временном отказе, временном карантине?

— Да.

Д.Р.: И в саду ей сказали, с какого по какое?

— В саду провели плановые прививки во время отсутствия этого ребенка.

Д.Р.: То есть речи о том, что ребенка не примут в детский сад, не шло?

— Нет, такого не было.

Д.Р.: А ребенок этот еще не посещал детский сад?

— Или совсем не посещал, или длительно не посещал, вот этого я не знаю. Бывает же так у мам — есть у них возможность, они сидят. Я точно не знаю.

Д.Р.: Наталья Михайловна, спасибо, а скажите пожалуйста, вот такой еще вопрос все-таки: это сад решает? Сад решает, что раз они вакцинацию провели от полиомиелита, то они не должны сразу туда пускать непривитого ребенка?

— Что значит сад? В саду работает наш врач. Он сам не решает, он только действует на основании тех документов, которые в поликлинике.

Д.Р.: Но вроде бы речь шла о том, что маме не дают карту для сада, не дают доделать карту для сада — нам такая информация поступила.

— Если честно, я этот вопрос не знаю.

Д.Р.: Спасибо вам большое, что прояснили ситуацию. Единственное что — вынуждена Вам сказать, что если путаница будет какая-то продолжаться-то есть окажется, что мама будет по-другому говорить, что ей по-другому сказали,-то мне придется снова вам звонить и вас спрашивать.

— Пожалуйста.

Д.Р.: Спасибо, извините за беспокойство.

Примечания:

* «Есть установка» — что за «установка», нам так и не сказали. Об этой «установке» — а точнее, о письме главного государственного санитарного врача по ЮВАО г. Москвы Г. Д. Комарова «О реализации СП 3.1.1.2343–08. Профилактика полиомиелита в постсертификационный период» от 5 декабря 2009 года, — см. «Домашний ребёнок» № 11, статья Александра Котока «Каждый ребенок должен быть защищен от всего… «. ** !!!

Анна Пинежанинова, юрист, консультант по правовым вопросам МОО «МАМА». Выпускница юридического факультета СПбГУ (1993 г.), дауншифтер, специалист по российскому финансовому и банковскому праву. Последовательный пропагандист и защитник права российских граждан на свободный выбор места рождения их детей, информированный отказ от медицинского вмешательства, а также запрета на вмешательство в частную жизнь семьи. Мама домашнего ребенка:

Создается впечатление, что ситуация — типичная: в поликлиниках педиатры дружно принялись запугивать отказывающихся от вакцинации своих детей мам неким «новым постановлением». Этот документ якобы делает невозможным посещение детских дошкольных и общеобразовательных учреждений детьми, не имеющими прививок. Однако выходных данных революционного документа никто родителям предоставить не может. Говорит это лишь о том, что подобного документа в природе не существует. Но если бы он и был принят в установленном законом порядке, вызывали бы сомнения его действительность и законность. Потому что нормативные акты действуют на каждый по отдельности, сам по себе, но в определенной иерархии и в совокупности с действующими, ранее принятыми законами и подзаконными актами. До тех пор, пока российские граждане наделены правом отказаться от медицинского вмешательства в соответствии со ст.33 Основами законодательства РФ об охране здоровья граждан (а в отношении несовершеннолетних детей это право осуществляют их законные представители — родители или опекуны), ни один нормативный акт не может отменить данного положения федерального закона, как не может ввести дискриминационные меры по отношению к детям и их родителям на основании законного отказа дееспособных граждан от вакцинации и в отношении себя лично, и в отношении своих несовершеннолетних детей. В том случае, если новый нормативный акт войдет в противоречие с федеральным законодательством в какой-либо части, его соответствующие нормы — за редким специальным исключением — не будут иметь никакой юридической силы, а основанные на них требования должностных лиц будут противозаконны, не подлежащими исполнению. Алгоритм обжалования незаконных требований администрации детских садов, школ, а также медицинских работников детских учреждений здравоохранения, к счастью, дружным антипрививочным сообществом давно выработан. Для начала, родители могут обратиться непосредственно к административному руководству поликлиники (заведующей) с просьбой предоставить письменный ответ на их вопросы, а в первую очередь — официальные нормативные документы в обоснование действий педиатра. Как правило, «требовательным» бюрократам, сознающим шаткость своих претензий, ничего не остается, как пойти навстречу родителям и удовлетворить их законные требования. Если вопросы оказывается невозможным урегулировать на этом уровне, письменные заявления направляются в «надзорные инстанции», которыми для поликлиники, в данном смысле, являются местный Департамент здравоохранения и районная прокуратура. Об этом «резервном» уровне решения спора с медиками можно вежливо напомнить им с самого начала. Пожалуйста, давайте помнить, что твердое представление о наших правах и уважительное, спокойное отношение к оппонентам — самые надежные гарантии достойного и скорого разрешения «тонких» вопросов на любом уровне.

Вот и получается, что каждый трактует закон, как понимает, тем более, что «это очень сложно понять не медицинскому работнику». Но, когда в ситуацию вмешивается третья сторона, оказывается, что никто ничего не говорил и никого пугать не собирался… Пожалуйста, если с вами произошла подобная ситуация — позвоните нам (8-495-767-99-36) или напишите (info@domrebenok.ru), опыт показывает, что вместе решать проблемы легче и быстрее.

И напоследок, приведу еще одно письмо. «Добрый день, Екатерина! Мое письмо Вам — скорее шаг от безысходности к спасению. Как я уже раньше писала, про Вас мне рассказала ваш адвокат Виктория Михайловна, к которой мы с моим мужем обращались за помощью. Летом прошлого года у нас умер сын, ему было 9,5 месяца. Точного диагноза врач не поставил. До сих пор я живу с этой неизвестностью и чувством вины — что я сделала не так? Ничто не предвещало беды, всё произошло за 8 часов и врачи не смогли его спасти. Эта трагедия стала для нашей семьи шоком и полной неожиданностью. Сейчас, с течением времени, я поняла, что не могу довериться ни одному врачу. Для себя я решила, что роковой ошибкой были прививки, как раз за несколько дней до трагедии мы делали повторную вакцинацию от полиомиелита и гепатита В. Я больше не верю в нашу медицину, которая только делает деньги на своем же народе, и полностью пересмотрела свое мировоззрение на окружающий мир. Всё, что я делала раньше, было неправильно! В настоящее время я на 10-ой недели беременности. Бог дал нам возможность еще раз стать родителями. Теперь всё должно быть иначе!»

Рубрики: Истории из жизни, полио, Против вакцинации
Метки: вакцина, врачи, гепатит, дети, детский сад, Коток, отказ, педиатр, полио, полиомиелит, рак, родители 
комментарииКомментариев нет

Добавить комментарий